Что придумано вечный двигатель

Вечный двигатель когда-нибудь будет изобретен

Все знают о том, что вечный двигатель невозможен, однако иногда высказывается мнение, что когда-нибудь в будущем этот волшебный механизм все равно будет изобретен. А это озна­чает конец зависимости человека от всех источников энергии, ведь вечный двигатель будет работать сам по себе, производя бесконечно большое количество энергии. Однако на какие бы ухищрения ни шли изобретатели, вечный двигатель никогда не появится— фундаментальные законы природы невозможно обойти и обмануть.

Вечный двигатель (лат. perpetuum mobile) — гипотетическое устройство, совершающее работу без поступления энергии из­вне. По определению этот двигатель должен обладать коэф­фициентом полезного действия более 100 %, а значит, произ­водить новую энергию буквально из ничего. Будучи запущен однажды, вечный двигатель должен работать бесконечно долго или до тех пор, пока не разрушится от сил трения и усталости материалов.

Проекты первых вечных двигателей появились еще в XII веке в Индии, а в XIII веке идеи о вечных двигателях начали появлять­ся в Европе. Однако своего расцвета конструирование perpetuum mobile достигло в XVI-XVII веках — в те годы было придумано множество самых разнообразных машин. Понятно, что ни одна из них так и не заработала (хотя были отдельные случаи очень удачных мистификаций и имитации многомесячной безостано­вочной работы двигателей).

К концу XVIII века стало понятно, что все попытки создания вечных двигателей обречены на неудачу. Именно в то время большинство мировых патентных бюро перестало рассматри­вать заявки на изобретение вечных двигателей. Удивительно, что это не остановило горе-изобретателей и даже в наше время иногда предпринимаются попытки создания чудо-машины, ко­торая производила бы энергию из ничего.

Так почему создание вечного двигателя невозможно? Во всем виноват закон сохранения энергии — об этом знают все. Закон утверждает, что никакая энергия не может просто так возникать и исчезать — она лишь переходит из одной формы в другую. Справедливость закона проходит проверку на протяжении по­следних двух сотен лет, и у ученых пока не возникло поводов сомневаться в нем.

Закон сохранения энергии строго соблюдается и в мире эле­ментарных частиц, и в мире галактик. Даже в тех случаях, когда, казалось бы, закон давал осечку, ученые не верили этому — они лишь упорнее искали причину несоответствия и всегда ее на­ходили. Например, так были предсказаны нейтрино — имен­но они уносят «недостающую» энергию при распаде нейтрона, а также при других реакциях на уровне элементарных частиц и атомных ядер.

Интересно, что даже сейчас есть люди, всерьез работающие над созданием вечных двигателей, однако, чтобы понять, на что надеются эти изобретатели, необходимо узнать кое-что из термодинамики. Сейчас вечные двигатели делят на два вида — двигатели первого и второго родов. Вечный двигатель первого рода должен работать без затрат энергии, производя при этом бесконечно большую работу. К этому типу двигателей относятся все механизмы, основанные на принципах механики.

Вечные двигатели второго рода основаны на предположении о неверности второго начала термодинамики, гласящего, что тепло от более холодного тела не может переходить к более теплому. В справедливости этого закона мы убеждаемся каждый день, ког­да подогреваем чай, готовим еду, пользуемся холодильником, греемся у камина (или у радиатора центрального отопления).

Однако существует убеждение (весьма научное, кстати) в возможности перехода тепла от холодного тела к теплому. Имен­но на этом принципе строились и строятся сейчас модели вечных двигателей второго рода, которые должны обладать колоссаль­ной производительностью. Стоит ли удивляться, что ни одно из этих устройств так и не заработало?

Закон сохранения энергии, первое и второе начала термоди­намики не подлежат сомнению. Поэтому мечты о вечном двига­теле так и останутся мечтами — даже через тысячу лет.

Изобретатели вечных двигателей

В издательстве «Deutscher Taschenbuch Verlag» вышла книга Адама Харта–Дэвиса «Летающий корабль». Она рассказывает об изобретениях, которые не нашли широкого применения.

Один из «летающих кораблей»

Это не только летающий корабль, давший название книге Харта-Дэвиса, но и другие никогда не отрывавшиеся от земли летательные аппараты, подводная лодка, не оправдавшая своего горделивого имени «Resurgam», что значит «Я всплыву», и затонувшая во время первых же испытаний, паровые локомобили, аппараты для варки яиц и перелистывания нот, ну, и, конечно же, вечные двигатели.

Кто изобрел паровую машину?

Имена большинства – но не всех – неудачливых изобретателей канули в Лету и остались лишь в архивах патентных бюро, в которых и разыскал их следы автор книги «Летающий корабль». Так, например, обычно считается, что паровую машину изобрёл Джеймс Уатт (Watt). Однако первый патент на неё был выдан английским королём Уильямом Третьим за 38 лет до рождения Уатта некоему Томасу Сэйвери (Savery). Сэйвери построил паровую машину для того, чтобы откачивать воду из штолен оловянных рудников в графстве Корнуолл, которые использовали ещё римские легионеры. Но работала эта примитивная машина плохо. Во-первых, пар в котле конденсировался слишком быстро, и хотя кочегары выбивались из сил, всё равно поддерживать нужную температуру далеко не всегда не удавалось. Во-вторых, из-за высокого давления часто не выдерживали стыки труб, которые тогда паялись оловом или свинцом. Для ремонта часто приходилось останавливать работы. И, наконец, паровая машина Сэйвери была маломощной. С её помощью можно было откачивать воду с глубины максимум двенадцать метров. А самые богатые залежи располагались на глубине девяноста метров.

Das fliegende Schiff und andere Erfindungen, die fast funktionieren, Adam Hart Davis

В общем, широкого распространения изобретение Томаса Сэйвери не нашло, и никто его сегодня не знает. Тем не менее, одно из его «изобретений» осталось в истории. Сэйвери придумал единицу мощности – лошадиную силу. Причём он несколько завысил эту силу. 735 с половиной ватт или 745 (в разных странах по-разному определяют величину внесистемной единицы мощности), – на это не способен ни один ломовик.

Успеха добиваются не все

Нет ничего удивительного в том, что такие изобретения, как паровая машина или, скажем, телефон, телеграф, радио или видеомагнитофон, создавались разными людьми независимо друг от друга порою в разных странах одновременно, параллельно. Просто приходит время для тех или иных технических новинок, и идеи буквально висят в воздухе. Успеха обычно добивается тот изобретатель, которому удаётся создать более совершенный в техническом отношении действующий аппарат, более приспособленный к промышленному, массовому выпуску, более простой и надёжный в эксплуатации, наконец, более дешёвый. Спорить о приоритетах здесь бессмысленно.

Так, например, полтора десятка изобретателей одновременно работали над созданием пневматической почты. Но первым сумел организовать пересылку телеграмм по трубам «Electric and International Telegraph Company» в Лондоне Лэтимер Кларк (Clark) в 1853 году. Жёсткие патроны, покрытые войлоком, «выстреливались» сжатым воздухом со скоростью 15 метров в секунду. Этот способ общения и сообщения завоевал такую популярность, что общая протяжённость трубопроводов «воздушки» составила в Лондоне к 1885 году 53 километра. В Ливерпуле, Дублине, Манчестере, Бирмингеме, Глазго, во многих крупных городах Европы (Париже, Берлине, Марселе, Мадриде) действовала пневматическая почта. Лишь распространение телефона остановило её победное шествие.

Пневматическое метро в Нью-Йорке.

В Нью-Йорке в 1867 году было даже построено пневматическое метро. Правда, длина демонстрационного участка, который стал экспонатом политехнической выставки, составляла всего тридцать метров, но успехом он пользовался фантастическим. Около 170 тысяч посетителей выставки проехались со скоростью десять километров в час от 14-й улицы до 15-й, а конструктор – Алфред Эли Бич (Beach) – получил золотую медаль.

Бич – весьма интересная фигура. Он был убеждён, что только метро может разгрузить центр Нью–Йорка, который уже тогда страдал от транспортных проблем. Однако в мэрии к этому относились отрицательно. И хотя Бичу всё же удалось вырыть ещё один метротуннель под Бродвеем (на этот раз длиной около ста метров), станции которого были богато украшены фресками и роскошными люстрами, он так и сумел добиться разрешения на строительство новых линий. Крах биржи в 1873 году поставил крест на его честолюбивых планах.

. и нетонущие железные корабли

Читать еще:  Что такое просевший блок двигателя

Одной из самых экстравагантных личностей эпохи промышленной революции был, безусловно, и Джон Уилкинсон (Wilkinson) . Он родился в бедной семье, стал кузнечных дел мастером, потом самым знаменитым в Англии литейщиком, строил доменные печи и чугунолитейные заводы, создал первый высокоточный сверлильный станок для высверливания орудийных и ружейных стволов, а также цилиндров паровых турбин. Именно для Уилкинсона изготовил свою знаменитую паровую машину Джеймс Уатт. Так вот: Уилкинсон был буквально помешан на железе и чугуне. Он считал, что их свойства делают их универсальными материалами. Уилкинсон построил первые корабли из железа, которые, вопреки предостережениям скептиков, не пошли ко дну. По его инициативе был сооружён чугунный мост через реку Северн, ставший одной из главных достопримечательностей Англии.

Уилкинсон пожертвовал своему родному городу Линдэйлу церковь, стены которой, и крыша, и кафедра для священника, и даже скамейки были отлиты из чугуна. В довершение ко всему он завещал похоронить себя в чугунном саркофаге, который сам же и отлил на одном из своих заводов. Между прочим, выполнить эту последнюю волю Джона Уилкисона оказалось не так-то просто. Когда он умер, его тело положили в деревянный гроб, но выяснилось, что гроб этот не влезает в заранее приготовленный саркофаг. Тогда решили временно похоронить фабриканта в деревянном гробу – пока не будет отлит новый, более просторный чугунный саркофаг. Когда позже деревянный гроб подняли из могилы и поместили в саркофаг, оказалось, что этот саркофаг, в свою очередь, не влезает в старую могилу, пробитую в скале. Однако в конце концов Уилкинсон всё же нашёл своё последнее пристанище. Он покоится у стен своей чугунной церкви, и на его могиле стоит, разумеется, чугунный обелиск.

Рождение вечного двигателя.

Впрочем, самыми удивительными изобретателями можно считать, наверное, тех, кто создавал (или, точнее, пытался создать) вечный двигатель.

Первый британский патент на вечный двигатель датируется 1635-м годом. И хотя уже в восьмидесятых годах 17-го века знаменитый физик, астроном и математик, создатель классической механики Исаак Ньютон в своём фундаментальном научном трактате «Математические начала натуральной философии» писал о практической невозможности создания вечного двигателя, а спустя сто лет французская Академия наук официально отказалась рассматривать подобные проекты, но даже в 1903–м году в лондонское патентное бюро ещё было подано около шестисот заявок от изобретателей вечных двигателей. И сейчас Бюро по регистрации изобретений и выдаче патентов США ежегодно получает до ста подобных заявок! Их оформление стоит немалых денег авторам изобретений.

. и его вечная жизнь

Какие только конструкции вечных двигателей не предлагаются! Самокрутящееся колесо, по спицам которого скользят от обода к оси и обратно металлические шары, приводя, таким образом, колесо в движение; ветряная мельница, раздувающая мехи огромного ветродуя, который, в свою очередь, дует на её крылья; испаряющаяся и вновь конденсирующаяся (якобы без каких-либо энергопотерь) вода… Из множества проектов, приведённых в книге Адама Харта-Дэвиса, мне больше всего понравилось изобретение сэра Уильяма Конгрива (Congreve). Британский аристократ, увлекавшийся на досуге наукой, придумал в начале 19-го века забавную конструкцию: своеобразный замкнутый «конвейер» с лентой из губчатого материала и тяжёлой цепью на ней. Губка впитывала воду, цепь выжимала её, поэтому всё должно было бесконечно двигаться. Но почему-то не двигалось. Этот «вечный двигатель», как и все остальные, не функционировал.

Любопытно, что современники воспринимали сэра Конгрива не слишком серьёзно не потому, что он изобретал «перпетуум мобиле», а за его упрямые попытки доказать на практике, что сконструированные им ракеты и вообще реактивное оружие можно эффективно использовать в военных целях. Такой глупости настоящие учёные дилетанту Конгриву простить не могли!

Очень много времени и денег потратил на создание «вечного двигателя» ещё один дилетант – Александр Бейн (Bain), сын небогатого фермера, который разводил овец на северном побережье Шотландии. В школе Александр учился плохо, но не потому, что был ленив или неспособен: он слишком часто витал в облаках. Единственное, чем мальчик увлекался с детства, – часы. И отец, в конце концов, отдал его в учение к часовщику.

В январе 1830-го года Александр Байн прошёл двадцать километров по заснеженной дороге в соседний город – для того, чтобы прослушать лекцию на тему «Свет, терморегуляция и электрическое поле». То, что он узнал, поразило его настолько, что он серьёзно занялся изучением возможностей, которые давало электричество, и попытками реализовать эти возможности на практике.

Вечный двигатель ему, естественно, создать не удалось, зато сын шотландского овцевода одним из первых в мире сконструировал телеграф, различные навигационные приборы для судовождения, электрический оповещатель пожарной сигнализации и электрические часы. Такие часы он установил на железнодорожных вокзалах в Глазго и Эдинбурге. Они, разумеется, должны были ходить секунда в секунду. Поэтому Бейн соединил их телеграфным проводом: маятник вокзальных часов в Эдинбурге, раскачиваясь, касался пластины, цепь замыкалась и электрический импульс посылался по проводам в Глазго, заставляя синхронно раскачиваться маятник тамошних часов.

. который придумал прототип телефакса

Ещё одно изобретение, сделанное неутомимым Бейном, — телефакс: факсимильный аппарат для передачи и приёма изображений. Такие стоят сегодня чуть ли не в каждой конторе. Так вот: оказывается, факс был изобретён не в шестидесятые годы двадцатого века, а в первой половине века девятнадцатого – за тридцать лет до того, как появился телефон. Принцип факсимильного аппарата Бейна был очень прост, но, в общем-то, тот же, что используется и сейчас. В качестве контактной пластины для своих «передающих» вокзальных часов Бейн попробовал (просто для интереса) использовать медную плату с вытравленным на ней изображением. Электрическая игла на маятнике часов «считывала» это изображение точка за точкой: после каждого движения маятника плата чуть-чуть перемещалась. Ну а приёмноё устройство было сконструировано таким образом, что каждый электрический импульс заставлял электрическую иглу оставлять чёрную точку на специальном намагниченном листе, который тоже двигался синхронно с медным оригиналом.

К сожалению, Александр Бейн не нашёл финансистов, которые готовы были бы вложить деньги в усовершенствование и промышленное производство этого аппарата. Несмотря на свои многочисленные патенты, Бейн слишком много истратил на безуспешные попытки создать вечный двигатель и умер в бедности. О его изобретении забыли. Возможно, правда, что время телефакса тогда просто ещё не наступило. И его пришлось снова выдумывать спустя 120 лет.

Идея голограммы родилась десятилетия назад.

Обогнал своё время и физик Деннис (Денеш) Габор (Gabor). Родившийся в Венгрии учёный работал сначала в Германии, потом, после прихода нацистов к власти, эмигрировал в Великобританию, затем в США. Он специализировался на электронной оптике, технике связи, физике плазмы. А в 47-м году придумал, как получить голограмму. Однако никакого развития его теория голографии тогда не получила: без лазера воспроизвести голографически объёмное изображение предмета было невозможно. Но Деннису Габору повезло больше, чем изобретателю телефакса Александру Бейну: ему не пришлось ждать 120 лет. Спустя два десятилетия после теоретического обоснования он смог реализовать принципы своей теории на практике и получил за это Нобелевскую премию по физике.

Значит, всё же есть среди героев книги Адама Харта-Дэвиса «Летающий корабль» не только неудачники. И не все изобретения, описанные в ней, обязательно должны вызывать снисходительную усмешку.

30 цитат Стругацких о нашем сложном и прекрасном мире

Братья Стругацкие — не просто классики современной фантастики. Их книги — это не только бластеры, пиу-пиу, космические корабли, роботы и пришельцы. А иногда и совсем-совсем не это. Романы, повести и рассказы Стругацких учат нас мыслить шире, ценить человеческое общение.

Мы собрали для вас лучших цитат из их произведений. И немного фильмов. Но с фильмами по книгам Стругацких всегда засада, читатели видели их мир совсем не так и каждый по своему.

1. «Целыми неделями тратишь душу на пошлую болтовню со всяким отребьем, а когда встречаешь настоящего человека, поговорить нет времени». Трудно быть богом

2. «Все правильно: деньги нужны человеку для того, чтобы никогда о них не думать». Пикник на обочине

3. «Просто удивительно, как быстро проходят волны восторга. Грызть себя, уязвлять себя, нудить и зудеть можно часами и сутками, а восторг приходит и тут же уходит». Отель «У погибшего альпиниста»

Читать еще:  Электрическая схема двигателя смазки

4. «Но ведь не может быть так, чтобы среди тысячи дорог не нашлось верной!» Желание странного

5. «Если во имя идеала человеку приходится делать подлости, то цена этому идеалу — дерьмо». Хищные вещи века

6. «Волчица говорит своим волчатам: „Кусайте, как я“, и этого достаточно, и зайчиха учит зайчат: „Удирайте, как я“, и этого тоже достаточно, но человек-то учит детеныша: „Думай, как я“, а это уже преступление». Гадкие лебеди

7. «Почему не помолчать, когда все ясно без слов?» Пикник на обочине

8. «Лучше двадцать раз ошибиться в человеке, чем относиться с подозрением к каждому». Стажеры

9. «Всё на свете вздор, есть только одна роскошь — роскошь человеческого общения». За миллиард лет до конца света

10. «А какой смысл покупать машину, чтобы разъезжать по асфальту? Там, где асфальт, ничего интересного, а где интересно, там нет асфальта». Понедельник начинается в субботу

11. «Вот мы совершенствуемся, совершенствуемся, становимся лучше, умнее, добрее, а до чего все-таки приятно, когда кто-нибудь принимает за тебя решение». Далекая радуга

12. «Каждый человек в чем-нибудь да гений. Надо только найти в нем это гениальное». Улитка на склоне

13. «Удивительная, между прочим, вещь: как ни придёшь — вечно эти бармены бокалы протирают, словно у них от этого зависит спасение души». Пикник на обочине

14. «Я не жалел себя! И я получил священное право не жалеть других!» Град обречённый

15. «Фантазия — бесценная вещь, но нельзя ей давать дорогу внутрь. Только вовне, только вовне». Хищные вещи века

16. «А чем вы занимаетесь?» — спросил я. «Как и вся наука, — сказал горбоносый. — Счастьем человеческим». Понедельник начинается в субботу

17. «Скептицизм и цинизм в жизни стоят дешево, потому что это много легче и скучнее, нежели удивляться и радоваться жизни». Стажеры

18. «Это что-то вроде демократических выборов: большинство всегда за сволочь». Гадкие лебеди

Фотография из личного архива М. Н. Беркетовой / ТАСС

19. «В конце концов противник обладал таким мощным оружием, как большая круглая печать, и нам нечего было ей противопоставить». Сказка о тройке

20. «Среди них никто точно не знал, что такое счастье и в чём именно смысл жизни. И они приняли рабочую гипотезу, что счастье — в непрерывном познании неизвестного, и смысл жизни в том же». Понедельник начинается в субботу

21. «Что это такое — нужен? Это когда нельзя обойтись без. Это когда все время думаешь о. Это когда всю жизнь стремишься к». Улитка на склоне

22. «Какой смысл говорить о будущем? О будущем не говорят, его делают!» Туча

23. «Особенно я ненавижу, когда вечностями швыряются. Братья навек. Вечная дружба. Навеки вместе. Вечная слава. Откуда они все это берут? Что они видят вечного?» Град обречённый

24. «Тупик — это отличный предлог, чтобы ломать стены». Далекая радуга

25. «Восемьдесят три процента всех дней в году начинаются одинаково: звенит будильник». Понедельник начинается в субботу

26. «Там, где торжествует серость, к власти всегда приходят чёрные». Трудно быть богом

27. «Не в громе космической катастрофы, не в пламени атомной войны и даже не в тисках перенаселения, а в сытой, спокойной тишине кончается история человечества». Второе нашествие марсиан

28. «Это ведь неправда, что бывают дети и бывают взрослые. Все, на самом деле, сложнее. Бывают взрослые и бывают взрослые». Стажеры

29. «Нет на свете ничего такого, чего нельзя было бы исправить». Пикник на обочине

30. «Будь оно все проклято, ведь я ничего не могу придумать, кроме этих его слов: СЧАСТЬЕ ДЛЯ ВСЕХ, ДАРОМ, И ПУСТЬ НИКТО НЕ УЙДЕТ ОБИЖЕННЫЙ!» Пикник на обочине

Фильмы по произведениям Стругацких — почти всегда не экранизация книги, а кино, снятое по мотивам. Чаще всего они сами писали к ним сценарии или принимали активное участие в их написании. Об этих фильмах всегда много спорят, находятся и те, кому фильм очень понравился, и те, кто категорически не согласен с такой постановкой. Но без внимания они не остаются никогда.

Кадр: Одесская киностудия

Из повести «Понедельник начинается в субботу» взяли место, где разворачивается действие фильма, некоторых персонажей и кое-какие детали. Лента пришлась зрителям по душе и до сих пор транслируется на всех каналах минимум один раз в год. А мы смотрим с удовольствием.

Кадр: Киностудия «Мосфильм»

Фантастическая притча, снятая по мотивам «Пикника на обочине». Картина снималась три года, при проявке пленки первый вариант погиб. Но это самый знаковый фильм в фильмографии Андрея Тарковского и труды по его пересъемке стоили того. Чертовски атмосферное и завораживающее кино получилось.

Отель «У погибшего альпиниста»

Кадр: Таллинфильм

Классический детектив в духе Агаты Кристи. Только с сюрпризом в конце. Фильм снимался в урочище Туюк-Су, немного выше по ущелью от известного горнолыжного курорта Чимбулак. Все панорамные съёмки гор сделаны там же. Красиво.

Кадр: Proline-film

В фильме есть приветы из других произведений. Их интересно и приятно узнавать. Например Банев читает стихотворение Пастернака «Во глубине лесного лога», которое взято эпиграфом к «Улитке на склоне».

Кадр: Art Pictures Studio

Дилогия была обругана вдоль и поперек, но все же посмотрена всеми.

Трудно быть богом

Кадр: Ленфильм

Еще одна очень спорная лента. Мнения кинокритиков и зрителей разделились пополам. Тут все же главную роль сыграла наша фантазия, которая у всех разная и всем нарисовала разные картинки по книге. И они очень разошлись с картинками, данными нам Алексеем Германом. Великий «долгострой» снимался больше десяти лет и вышел на экраны уже после смерти режиссера и обоих Стругацких. И мы, к сожалению, не узнаем мнение авторов.

«Из гражданина пропало несколько килограмм материи». Как в Беларуси борются с лженаукой

Сколь далеко бы ни продвинулась наука, сколь доступной ни была бы информация, но до сих пор в головах «кулибиных» и доморощенных ученых рождаются схемы вечных двигателей и теории устройства Вселенной. И рядовые белорусы в этом вопросе не отстают, бомбардируя Академию наук своими открытиями и изобретениями. Белорусские ученые рассказывают о прожектах глюонных двигателей, резонансной модели Вселенной и космических лифтах.

Начинает Евгений Толкачев, профессор, доктор физико-математических наук и главный научный сотрудник Института физики НАН Беларуси, с наболевшего. С того, как СМИ ведутся на громкие сенсации и открытия, потакая читательскому интересу.

— В известной белорусской газете долгое время публиковался прогноз некоего профессора-механика из Крымского университета, который построил резонансную модель Вселенной и предсказывал неблагоприятные дни. Когда этот прогноз появился впервые, я решил потерпеть и выждать год. Прилежно сверял события с этим календарем катастроф. А потом положил его перед журналистами: ничего не сошлось. Что, впрочем, не удивительно.

И если с проявлением лженаучности в СМИ профессор боролся по собственной инициативе, то с доморощенными изобретателями приходится сталкиваться по долгу службы. Он вместе с членом-корреспондентом НАН Беларуси, профессором и главным научным сотрудником Львом Томильчиком возглавляет рабочую группу по проведению экспертизы предложений, претендующих на новые открытия, основанные на пересмотре современных научных представлений. Уже из названия понятно, что сталкиваться ученым приходится с неординарными изобретениями, переворачивающими представление о мире.

— Рассматриваем обращения в двухнедельный срок и даем обоснованные ответы. Благо в законе есть норма о прекращении переписки, если ничего нового изобретатели не сообщают. А так они продолжают годами исправно присылать письма, войдя во вкус «исследовательской» работы.

Один такой товарищ регулярно радует десятками страниц рукописного текста: «Здравствуйте, белорусские физики, коллеги по вопросам космологии». А дальше рассказ, как 2 января, после Нового года и празднования дня рождения, из гражданина пропало несколько килограмм материи. Через какое-то время она вернулась. Под это происшествие мужчина подводит целую космогоническую теорию.

Первое, что хочется спросить: «А вы в этот момент стояли на весах, что так точно указываете граммовку пропажи из сердца?» И после первых двух ответов переписка с просвещенным заканчивается, ведь точно описать условия своего эксперимента он не может. И таких людей, испытывающих недостаток в общении, — масса. Они ничего не знают и не ставят перед собой задачи что-нибудь узнать, банально открыть ту же «Википедию».

Отсутствие хорошего базового образования у таких людей Евгений Аркадьевич видит одной из главных проблем. По его мнению, в школе неплохо рассказывают об азах механики, электричества, теплоты, то есть о том, что было открыто с 17 по 19 век. А более современные знания скомпонованы на финальном этапе обучения, когда школьники готовятся к централизованному тестированию.

Читать еще:  Хонда рафага какой двигатель

— Большинство наших «изобретателей» — это люди, которые не получили должного образования, но у них есть творческая жилка. Если обывателю не важно, «зачем зажигают звезды» и «кому это нужно», то им хочется все понять и объяснить.

Пытаясь уразуметь Вселенную и устройство мира, эти люди затем опираются на школьные знания, иногда интернет. Но для неподготовленных пользователей он больше напоминает мусорную свалку. В ней очень сложно отделить рациональные зерна от псевдонаучных плевел. Поэтому в лучшем случае наши «быстрые разумом невтоны» переоткрывают модели и представления, которые были актуальны в далеком прошлом и канули в историю под давлением новых знаний.

— Например, в Беларуси регулярно «изобретают» концепцию приталкивания, которая якобы объясняет гравитацию. Суть ее в том, что весь космос заполнен массой частиц — корпускул, которые летят со всех сторон и во всех направлениях. Но когда два объекта находятся рядом, то они как бы бросают друг на друга тень, защищая один одного от части корпускулярного «ветра». В итоге эти объекты приталкиваются.

Теория эта интересная и была придумана еще в конце 17 века. Однако последующие вычисления показали, что со временем скорость вращения, например, Луны вокруг Земли должна была бы снизиться из-за воздействия корпускул и спутник просто упал бы на планету.

— Поверьте, с интервалом в несколько лет в одной из белорусских газет обязательно появляется человек из Гомеля или Бреста, который изобрел теорию приталкивания. Открыл бы «Википедию» и нашел свою теорию.

Другой пенсионер придумал объяснение загадки Бермудского треугольника. Хотя есть сомнения, не увидел ли он это по телевизору, а потом банально забыл. Пенсионер предположил, что в исчезновении кораблей виновны залежи метана под морским дном, которые в виде пузырей периодически всплывают на поверхность. За год до его письма аналогичный эксперимент в миниатюре ставили австралийские ученые, затопив несколько игрушечных судов.

Профессор вспоминает нашего соотечественника, который спустя 100 лет после Циолковского опять изобрел космический лифт: трос крепится одним концом к Земле, а другим — к спутнику, висящему над этим участком. Кое-кто предлагает лишить космонавтов и такого комфортного лифта, запуская их на орбиту просто выстрелом из пушки.

Изобретателей вечных двигателей в Беларуси предостаточно. Но для них у ученых заготовлена специальная книга «Вечное движение. История одной навязчивой идеи», в которой можно отыскать все типы вечных двигателей, повторяемых десятилетиями.

— Вечными двигателями начали заниматься, когда у человечества еще не было понятия о законе сохранения энергии в замкнутых системах. Тогда это была вполне нормальная наука: проводились какие-то эксперименты, строились прототипы, из которых ничего толкового так и не получилось. Наши же «изобретатели» обычно присылают текстовое описание своего двигателя.

Но это безобидные «кулибины». Куда опаснее специалисты с образованием и статусом в обществе. Среди них есть люди честные, для которых это как хобби. Они искренне верят в свои идеи и возможность применить их к реальному миру. Однако в мире коммерции лженаука стала на рельсы прибыли.

— После распада СССР править миром стал «золотой телец». И многие поняли, что на таких «открытиях» можно делать деньги. И это главная проблема в борьбе с лженаукой.

В качестве примера Евгений Аркадьевич приводит «Петрикгейт» — скандал с фильтрами для очистки воды, который разгорелся в России в конце прошлого десятилетия. Тогда устройства изобретателя Виктора Петрика должны были стать базисом для проекта федерального уровня по улучшению качества питьевой воды. Их планировали устанавливать во всех госучреждениях. Но независимые исследования показали, что фильтры Петрика ничем, кроме завышенной в 2—3 раза цены, не отличаются от рыночных аналогов. Да и к их безопасности были большие вопросы, хотя на программу планировали выделить некую невообразимую сумму денег.

К тому же Петрик утверждал, что разработал фильтры, которые очищают радиоактивную воду до «высшего качества». В результате исследования фильтров комиссия РАН пришла к выводу, что для их патентования причин нет, они основаны на неверном представлении о свойствах молекулярных ядер, противоречат законам термодинамики и т. д.

— Совсем недавно в Москве пытались засудить известного популяризатора науки Асю Казанцеву, которая выступила в прессе против гомеопатии. Она честно написала о том, что в большинстве таблеток не содержится и одной молекулы заявленного вещества. Суд она выиграла, а позже к критике гомеопатии присоединилась комиссия по лженауке РАН. У нас, к сожалению, в массмедиа реклама гомеопатии продолжается.

Как продолжаются и сеансы биорезонансной диагностики. У таких терапевтов стоит обычный омметр — прибор для измерения сопротивления, который с помощью контактов замеряет этот показатель на коже пациента. Сопротивлением же легко манипулировать, изменяя степень нажатия. Правда, прибор — не более чем научный антураж. Диагноз рождается из беседы врача с пациентом. Главная задача — продать таблетку, заряжаемую некой неведомой науке энергией на ни к чему не подключенном приборе.

Частные случаи зарабатывания на обывателе в конце концов могут трансформироваться в проколы на государственном уровне. Так, в 2008 году с космодрома Плесецк на орбиту отправили инерцоид — движитель, который должен был работать без выброса реактивной массы, игнорируя закон сохранения импульса. Перемещение он должен был обеспечить за счет движения внутри аппарата рабочего тела. Журналисты прозвали его «гравицапой», сравнивая с мифическим вечным двигателем. Естественно, движитель оказался провальным. А по словам профессора Толкачева, эксперименты с инерцоидом финансировались из бюджета Союзного государства.

Ученый подчеркивает, что если в России могут позволить себе потратить пару миллиардов государственных денег на подобные «эксперименты» с фильтрами и движителями , то для Беларуси такой сценарий нежелателен.

— Наш коллега из БГУ — профессор Владимир Барышевский — в свое время остановил подобную аферу. В Беларусь приехал товарищ, который обещал чиновникам построить под Минском наукоград. Там он собирался добывать новый вид энергии и разрабатывать глюонный вихревой двигатель. Но беда в том, что ни глюоны, ни кварки в свободном состоянии не существуют.

Работа у экспертов непростая, поскольку спокойно принять и понять критику, увы, могут немногие изобретатели. На почту регулярно приходят угрозы, доходит до оскорблений от непризнанных гениев. Причем это могут быть как свои местные, так и «лжеученые» из Сибири.

— Не хотелось бы говорить, что наша служба и опасна и трудна, но в советское время один из таких «писателей» пришел в Президиум Академии наук СССР и отрубил сотруднику голову, потому как на его работы писались отрицательные отзывы.

Лев Митрофанович в середине 60-х годов чудом не ответил на обращение одного «кулибина». Тот стал писать в Москву, где из какого-то института ему отправил ответ ученый секретарь. Один раз, второй. А потом изобретатель явился к нему в кабинет и застрелил из обреза.

Но эта история скорее из разряда крайностей. Чаще возникают почти анекдотичные ситуации. Недавно профессора Толкачева неудовлетворенный «друг» по переписке поджидал на проходной института, где что-то громко рассказывал вахтеру о физике. Мужчина внушительных габаритов догнал ученого на выходе, внимательно посмотрел на него и вдруг произнес: «Я думал, вы еврей. Но вы не еврей». Затем стал рассказывать о том, что каждый раз, когда он пишет «письмо ученому соседу», небо просветляется и выглядывает солнце. Вот уж поистине «от великого до смешного — один шаг».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector