Война как двигатель культуры

Война как двигатель культуры

Фридрих Ницше и идеология национал-социализма

Удмуртский Государственный Университет

В существовании проблемы — Фридрих Ницше и национал-социализм — сомневаться не приходится, Однако, в чем суть этой проблемы: в том, что философия “реакционного антигуманистического теоретика” [1] стала духовной предтечей германского фашизма или же в том, что Ницше был “до неузнаваемости исковеркан”. [2]

Советские исследователи придерживаются первого мнения, считая Ницше “аморальным певцом насилия и жестокости”, проповедником войны, воспевающим “социальное неравенство и рабство, как двигателей культуры”. Эти постулаты его теории, говорят они и привели к порождению такого явления как фашизм. Но не предвзято ли их мнение? Может они просто, не могли простить Ницше высказывания о “социалистической сволочи”? Может быть, марксисты не работали объективно над его творчеством из-за того, что Ницше считал социализм, с его массовой культурой, нивелировкой личности, стадностью, катастрофой, которая станет концом культуры. Он даже не пытались рассмотреть данную проблему с другой точки зрения, открыто заявляя: “тот факт, что европейским сторонам фашизм принес неисчислимые страдания, не дает и не даст никогда марксистам права оценить идейную связь философии Ницше и идеологию фашизма, как ошибочное толкование”. [3] Однако, ученые, придерживающиеся второй точки зрения, тоже не всегда бывают, объективны, порой переходя от научного анализа творчества философа к хвалебным одам в адрес Ницше и списывая его “неприятные истины” на душевную болезнь.

Что же являет собой в действительности связь идеологии фашизма и философии Ницше. Пора развеять мифы. Первым делом рассмотрим идею Ницше о сверхчеловеке.

Истолкованная, как хотелось идеологам фашизма, возомнившим себя сверхлюдьми, она оставила кровавый след в истории. Но обвинять в этом Ницше по меньшей мере некорректно . Его сверхчеловек – это результат культурно-духовного совершенствования человека, тип, намного превышающий современного Ницше человека по своим интеллектуально-моральным качествам. [2] Его сверхчеловек — это не фюрер и не дуче, а его аргументы – не пистолет и дубинка, как это, может быть, кому-то хотелось думать. Ницше мыслил появление сверхчеловека как долгий процесс самоопределений, как торжество духовной природы человека, а не индульгенцию “буйствующему произволу хамов”. Сверхчеловек Ницше- это “мыслитель, художник, благороднейший интеллектуал”. [4]

Другим вопросом проблемы является положение о морали господ, морали рабов и напрямую связанных с этим понятий сильной “расы” и слабой. Гитлеровцы, естественно, причисляли. Уж очень импонировал им аристократизм Ницше, то, что он считал народ “постаментом для избранных натур”, а также то, что по Ницше “сильная раса” должна быть господствующей. Теоретики фашизма оправдывали свою жестокость по отношению к другим нациям (расам) именно этим постулатом. Да, Ницше часто пользуется понятием “раса”, но толкует он его скорее как интеллектуально-моральную, нежели национально-этническую характеристику. Сильная раса- это особая порода властвующих, высших людей, сверхлюдей с моралью господ, которой характерна высокая степень самоуважения, возвышенное, гордое состояние души ради которого можно пожертвовать своим богатством и жизнью. Слабая же раса — это жизненно слабые люди, живущие по принципу полезности. Малодушный, мелочный, унижающийся ради своей выгоды человек — вот представитель морали рабов. Рабская мораль жаждет мелкого счастья , строгость же и суровость по отношению к себе – основа морали господ, как видим , по Ницше, определение сильной и слабой рас заключается в различии моральный ценностей, а не в том, какой национальности (расе) принадлежит человек. Общественная иерархия здесь тоже совершенно не причем.

Очень пригодилось фашистам теория “белокурой бестии, великолепной, жадно стремящейся к добыче”. Как пишет Мельников Д., Ницше в своем труде “Так говорил Заратустра” воспел войну как наивысшее проявление человеческого духа: “Вы должны возлюбить мир как средство к новым войнам… Мой совет Вам – не мир, а война”. [ 1] Действительно, Гитлер мог вычитать в “Заратустре” гимн войне. Но дело в том, что у Ницше речь идет, прежде всего, о войне духа. И призывал он не к войне в обычном смысле этого слова, а к “войне за свои мысли”. Извращая суть высказывания Ницше, Гитлер декламировал с трибун строки философа: “Я призываю вас не к работе, а к борьбе!”. Но дальше-то идет фраза, придающая совершенно иной смысл сказанному: “Да будет труд ваш борьбой, и мир ваш победою!”. Речь идет о совсем другом значении войны и мира, борьбы и победы. [2] Другой аспект проблемы, связанный с войной – это приписываемая Ницше жестокость, которую выводят обычно из донельзя затертой высказанной им формулы- “падающего подтолкни”. Но искажен не только смысл, и сама фраза. Вот она: “О братья мои, разве я жесток? Но я же говорю: что падает, то нужно еще и толкнуть! Все что от сегодня, — падает и распадается: кто захотел бы удержать его? Но я- я хочу еще толкнуть его. И кого вы не научите летать, того научите – быстрее падать!”. [4] Отсюда следует, что речь идет не об отношениях между людьми, а о падении эпох, нравов! А кто возразит против того, что все отмирающее в истории, все, что становиться не жизнеспособным, загнивающим, должно кануть в небытие? И в этом ему нужно помочь, иначе процесс тления может тянуться годами и столетиями. Возможно, что элемент жестокости по отношению к гибнущему присутствует, но жестокость эта необходима во благо. Другое дело, конечно, когда за погибающее принимают подчас вполне еще жизнеспособное и пытаются его уничтожить. Ник чему хорошему это привести не может. Однако Ницше к этому уже не имеет никакого отношения.[2]

Большинство мыслей Ницше нацистские идеологи черпали, кроме “Заратустры”, из книги “Воля к власти”. Но все дело в том, что этой книги как таковой не существует. Есть лишь произвольная компоновка многочисленных заметок конца 80-х годов (через короткое время Ницше лишиться рассудка). Фальшивку подготовила сестра безумного философа, которая после смерти брата стала владелицей всего его архива. Сам Фридрих еще при жизни в одном их писем назвал ее “мстительной антисемитской дурой”. Лишь в 1956 году Шлехта восстановил после работы в архиве Ницше хронологию этих заметок под заглавием “Из наследия 80-х годов”. Издание произвело большой эффект, так как стало ясно, что речь идет о грандиозном подлоге, о полном несоответствии заметок и сфабрикованной из них книги, говорить о которой после этого просто не прилично. [2]

Хорошо известно, что основными постулатами идеологии фашизма явились национализм, славянофобия и, главное, антисемитизм. Что говорит об этих понятиях Ницше? О национализме философ писал, что “у современных немцев появляется то антифранцузская глупость, то антиеврейская, то прусская”. [4] Крылатый лозунг национализма- “Германия превыше всего” — Ницше считал концом немецкой философии. К славянам он относился с благосклонностью, отмечая даже, что “немцы вошли в ряд одаренных наций благодаря сильной примеси славянской крови”. Евреев же считал “самой сильной, самой цепкой, самой чистой расой из всего теперешнего населения Европы”. [4]

Подведем итог. Ницше не имеет прямого отношения к тому, что провозгласили нацисты, ссылаясь на этот великий ум. Ницше говорил в своих последних работах о том, какие катаклизмы ждут людей в наступающем веке. Он предвидел возникновение тоталитарных систем, однако, не предупреждал о них, но сам был виртуозным искусителем . Хотя это и не говорит о том, что Ницше радовался бы возникновению фашистской диктатуры. Скорее всего, он бы не смог жить, окруженный столькими запретами. Он любил свободу и не любил “этих новейших спекулянтов идеализма, антисемитов, которые нынче закатывают глаза на христианско- арийско- обывательский лад и пытаются путем нестерпимо наглого злоупотребления дешевым агитационным средством, моральной позой, возбудить все элементы рогатого скота в народе”. [4] Разумеется, существует ответственность мыслителей за свои идеи. Но допустимо ли смешивать ее с ответственностью за дела? Любая новая система, в том числе и национал- социалистическая, предполагает значительное перекраивание прошлого, при котором любые учения, вплоть до античной философии могут превратиться в оружие для избиения политического противника. Однако за толкование ответственность несет прежде всего интерпретатор. Тем более, что в случае Ницше с его афористической манерой изложения не требовалось излишнего умственного напряжения, чтобы свести всю труднейшую для понимания глубину его философии броским лозунгом вроде “морали господ и морали рабов”, “грядущего сверхчеловека”, “белокурой бестии”, которой так жаждали стать нацисты.

Мельников Д., Черная Л. Преступник № 1 Нацистский режим и его Фюрер. М.: Политиздат 1981 г. с. 75-77.

Новая и новейшая история. 1993 г. №5. с. 120 – 151.

Философские науки. 1984 г. №2. с. 99-106.

Война как двигатель культуры

19 мая 2020, вторник, 11:08

Краевые музеи расскажут о войне на большом международном фестивале

С 27 по 29 мая пройдет XXII Международный фестиваль «Интермузей – 2020». Впервые в этом году он будет работать онлайн. В виртуальной экспозиции примут участие и музеи Красноярского края.

Красноярский краеведческий музей представит музейную театральную студию «Сибирячок». Художественным руководителем является Полина Астафьева, внучка знаменитого писателя Виктора Астафьева. Также выставят часть экспозиции «Дети – детям, доступно и всерьёз».

Читать еще:  Mazda demio тюнинг двигателя

Музейный центр «Площадь Мира» подготовил рассказ о крупном проекте, приуроченном к 75-летию Победы в Великой Отечественной войне. Это выставка внутри музея, в техническом коридоре на «тыльной» стороне военных залов, и ее уличное продолжение – «Ротонда памяти и славы» – на набережной Енисея в живописном пространстве города.

Один из старейших музеев края – Енисейский краеведческий музей имени Александра Кытманова – представит проект «Личная война Тимофея Бондаренко» о жизни на войне.

Таймырский краеведческий подготовил выставку «Таймыр в годы войны», которая была показана в выставочном центре Министерства обороны РФв Москве.

Музей сибирского Бородино – это проект повествования о смысле места через уникальные личные истории горожан. Музей города Бородино представляет сразу несколько проектов: выставку гравюр и живописных произведений художников XIX века, диораму «Угольные горизонты» о горняках, строивших город, а также «Чемпионский снег» – проект о заслуженном тренере России, бородинце Гарри Эллере, воспитавшего двух олимпийских чемпионок по биатлону.

Историко-этнографический музей-заповедник «Шушенское» в преддверии 75-летия Победы в Великой Отечественной войне открыл выставку «Цена Победы. Документы войны».

Минусинский краеведческий музей имени Николая Мартьянова представляет выставку одного экспоната, настоящей реликвии Великой Отечественной войны – двигатель с бомбардировщика дважды Героя Советского Союза Степана Кретова.

Музейно-выставочный комплекс «Музей Норильска» подготовил дайджест «Сводки с Никелевого фронта. Норильск. 1941-1945» о вкладе промышленного Норильска в разгром гитлеровских оккупантов. Трудовые подвиги норильчан проиллюстрированы фотографиями и заголовками норильских газет военных лет из фондов музея Норильска.

Ачинский краеведческий музей имени Дмитрия Каргаполова покажет выставку «Голоса войны» о личных историях жителей Ачинска и Ачинского района, ставших очевидцами Великой Отечественной войны. Здесь экспонируются материалы о фронтовиках 91-й и 378-й стрелковых дивизиях, добровольцах, 18 Героев Советского Союза. Также и о жителях Ачинска, кто оставался в тылу, продолжая работать. Ярко звучат на выставке детские воспоминания.

«Мемориал Победы» представит собственную презентацию. Музей состоит из зала Памяти и Экспозиционного. В зале Памяти размещены списки погибших и без вести пропавших бойцов – более 11 тысяч фамилий. В центральной части зала представлена круговая панорама «Скорбящая мать», выполненная красноярским художником Дмитрием Григоровичем. В экспозиционном зале размещены экспонаты минувшей войны: оружие, документы, письма, снаряжение и личные вещи солдат и офицеров.

Музей вечной мерзлоты является краеведческим комплексом. На фестивале покажут экспозицию музея, в которой освещаются разные аспекты истории города. Особую часть занимает экспозиция, посвященная Великой Отечественной войне. Сотрудники музея и жители города по крупицам собирают личные истории и материалы о фронтовиках-игарчанах.

Музейно-выставочный центр Железногорска представил экспозицию «Слава воину-победителю!».

«Война Анны»: жажда жизни в зазеркалье

Алексей Федорченко вместе с маленькой актрисой Мартой Козловой, которую, к слову, уже признали одним из главных открытий этого «Кинотавра». Фото: Медиаслужба «Кинотавра»

Картиной екатеринбургского режиссёра Алексея Федорченко «Война Анны» открылся показ основного конкурса 29-го российского кинофестиваля «Кинотавр». Необычная по своей стилистике работа Федорченко, рассказывающая историю маленькой девочки, прячущейся от нацистов в камине, может стать не только главным открытием фестиваля, но и всего года в российском кино. На показе «Войны Анны» побывал и корреспондент «Областной газеты», который сейчас находится в Сочи.

На вечернем показе в Зимнем театре – аншлаг. Федорченко, который впервые приехал на «Кинотавр» в 2005 году с фильмом «Первые на Луне» и взял приз за лучший дебют, в Сочи очень ждали и организаторы, и критики. К нему здесь относятся с какой-то нежностью и любовью: знают – мастер не обманет их ожиданий. Ждут ещё и потому, что впервые «Войну Анны» увидели западные зрители на кинофестивале в Роттердаме. А возможность увидеть картину в России, да и то далеко не у всех, появилась лишь сейчас. Когда фильм доберётся до проката – если и не тайна, то пока вопрос без чёткого ответа.

Перед показом пару слов говорят создатели фильма – Алексей Федорченко, генеральный продюсер картины Артём Васильев и восьмилетняя актриса Марта Козлова (на момент съёмок ей было шесть лет).

– Эта история, которую невозможно не снять, – говорит Васильев. – Прочитали и поняли: надо делать.

Сам режиссёр поблагодарил всю команду создателей, пояснив, что большая часть людей находится в Екатеринбурге, где доделывают его новую картину («Последняя милая Болгария».Прим. «Облгазеты»), добавил, о сложностях в поиске денег. На завершение фильма, финальные работы над звуком, графикой и цветокоррекцией Алексей Федорченко собирал деньги на краудфандинговой платформе. И передал микрофон Марте.

– Я рада, что присутствую на этом фестивале, мне очень хотелось сюда попасть, – чуть засмущавшись, сказала Марта. – Когда я услышала слово «Кинотавр», почему-то первым делом представила какого-то дракошу.

Зал разразился аплодисментами. На этой позитивной ноте начался показ. Показ совсем не позитивного фильма.

Чёрный экран. Слышны голоса, команды на немецком, выстрелы. Титр скупо сообщит нам, что идёт ноябрь 1941-го. Место действия – зона немецкой оккупации. В первом кадре мы видим только что закопанные в свежую землю тела людей. Камера Алишера Хамидходжаева с предметной точностью останавливается на деталях волос, ног, рук. Вдруг из под груды тел на свет появляется маленькая девочка. Пред нами – появление Анны. Её новое рождение.

Затем девочка окажется у селян, которые обуют её и отведут в комендатуру. Анна будет упираться, но безуспешно. Дальше большой дом – старая школа, девочка убегает от неспешного коллаборациониста и прячется в неработающем камине. Перед нами – место действия.

Вот, собственно, и все данные. Словно сжатый по хронометражу фильм – всего 75 минут – так и можно описать: девочка прячется от врагов в камине. А что ещё делает? Пытается выжить. И победить.

За всё время мы не услышим от Анны ни единого слова. Тут вообще будут мало говорить, больше будет звуков, небольших музыкальных зарисовок (напомним, что художник по звуку – Венсан Арнарди. Среди его известных работ – «Амели» Жана-Пьера Жене). «Война Анны» с самых первых минут производит впечатление сна или воспоминания – недолгие сцены, медленное затемнение и смена кадров. Будто кто-то усиленно пытается вспомнить, что было. Проходят не то дни, не то недели, не то месяцы. Такого формата не то что у Федорченко, но и во всём российском кино вспомнить трудно.

Не случайно в начале мы говорили про рождение. Чудом выжившая во время расстрела, а теперь нашедшая новый дом в камине, девочка как новорождённый ребёнок начинает познавать мир вокруг себя ночью, когда тихо и только луна светит в окно. Когда на полу вырастают тени от портретов со стен и когда единственные живые существа – крысы. Федорченко не закладывает здесь метафизики – только реальность: найти воду, еду, согреться, не быть обнаруженной. Обрести новый для себя мир – это как попасть в зазеркалье. Да, всё это вроде напоминает «Алису в стране чудес» (или Анну, как в переводе у Набокова) – только с чёрным, страшным миром. В этом же зазеркалье всё неестественно перевернётся. Кошка станет другом, чучело собаки – одеждой, старый сухарь в мышеловке – едва ли не единственной едой. Даже спортивный кубок станет бокалом для воды, бережно собранной по разным закоулкам тёмной комендатуры. Весь этот поиск так и оставит вопрос о жанровой принадлежности. Драма? Триллер? Скорее, и то и другое.

Вот только другие у нашей Анны задачи. Ей нужно совершить подвиг – остаться в живых, победить в своей войне, в которой нет автоматов и танков, но от этого не менее страшно.

Страх. Большой двигатель не только фильма, но и зрительской реакции. В ночном пространстве и сам вздрагиваешь от резких звуков, скрипа половиц или лая собаки, что за окном. «Не выходи, не совершай ошибку», – как-то невольно хочется шепнуть Анне, но плач доведённого до отчаяния, голодного, грязного и худого ребёнка парализует тебя, и уже по твоим щекам текут слёзы. Как тебе помочь победить, девочка?!

Алексей Федорченко несколько раз говорил, что фильма бы не было, если бы однажды он не увидел Марту Козлову и не подумал: «Вот она – Анна». Удивительно, но как умело смог соединить в себе шестилетний ребёнок детскую наивность и непосредственность с невероятной актёрской игрой, заставляющей верить в него и сопереживать. Кстати, веришь в картину ещё и благодаря операторской работе. Алишер Хамидходжаев тоже решал непростую задачу – показать внутренности камина, но при этом магически создавая эффект незримого присутствия: ты всё сам на экране видишь как через дырочку в зеркале, словно подглядываешь.

Но, наверное, самую главную задачу решили сам Федорченко и сценарист Наталия Мещанинова (в прошлом году «Аритмия» по её сценарию победила на «Кинотавре»). Они смогли написать, а потом снять всего часовое кино, в котором так правдиво рассказали о войне. О победах и поражениях, о жизни и смерти. Без доли фальши, без наигранного патриотизма, где вообщем-то даже нет ни своих, ни чужих, но как-то легче от этого не становится.

Читать еще:  Эквивалентная схема замещения двигателя

Да, показывать войну со стороны детей неново. Можно вспомнить и «Иваново детство» Тарковского, и «Иди и смотри» Климова, и даже сцену из «Войны и мира», где на совете в Филях шестилетняя Малашка наблюдала с печи за Кутузовым, также находясь в своём мире. Но так проникновенно, как Федорченко, и совсем без слов, а только художественными приёмами, не делал, пожалуй, никто.

Что в итоге? Неправильно было бы рассказать о финале фильма. Да и он до конца не отвечает на главный вопрос картины. Гораздо важнее, что есть сцена, где уже почти обессилевшая Анна подползает к карте, на которой фашисты отмечают флажками захваченные территории. Девочка вырывает их и все втыкает в Германию. На этом моменте трагедия «выходит» из камина и обретает масштабы целого мира.

Интервью

После показа «Войны Анны» – долгие аплодисменты. Когда в титрах появляется имя Марты Козловой, а потом и Наталии Мещаниновой, зал вновь рукоплещет. Сам режиссёр стоит как-то в стороне. Подхожу к нему, чтобы поздравить с замечательной картиной.

– Спасибо, дорогой, – отвечает Алексей Станиславович. – Мне очень приятно.

Все вопросы он предлагает задать уже после официальной пресс-конференции.

– Предыдущие картины вы делали со сценаристом Денисом Осокиным. Он был вашим постоянным автором. Почему решили написать сценарий с Наталией Мещаниновой?

– На эту историю мне нужен был женский взгляд. Да и Денис взял перерыв – не пишет сценарии. Я хотел поработать с Наталией Мещаниновой. Я не знал о её фильмах, читал только рассказы в Интернете. В них я увидел параллели с событиями картины. В Москве мы с ней познакомились. Она выслушала меня и отказалась. Сказала, что это не её история. Через год она мне позвонила и согласилась. Мы очень быстро написали сценарий.

– Также вы решили поработать с Алишером Хамидходжаевым.

– Я для каждой истории, для каждого фильма ищу своего оператора, который сможет рассказать так, как мне нужно. Алишер очень хорошо подошёл на эту роль.

– Марту вы нашли по фото в Интернете?

– Да, её мама Марина Козлова – фотограф. Я увидел снимок и понял: это Анна, такая, как я её себе представлял. Хотя для очистки совести я провёл кастинг и посмотрел несколько сотен детей. Но никто рядом не стоял.

– И как вам с ней работалось?

– Марта, видимо, родилась актрисой. Мы с ней работали как со взрослым человеком. Она выполняла поставленную задачу, никаких поблажек на возраст не было. Проблема была только один раз, когда она пришла и сказала: или убирайте сцену, или я ухожу с проекта. Это был момент, где ей нужно было съесть помидор. Марта их ненавидит.

– У зрителей после показа разделились мнения: кто-то говорит, что Анна выживет, а кто-то – что нет. Вы можете ответить на этот вопрос?

– Мы не знаем, чего она дождётся. Финал открытый. Но для нас точкой была история с картой. Я бы сказал так: это фильм о девочке, которая победила во Второй мировой войне.

Прокат

Артём ВАСИЛЬЕВ, генеральный продюсер фильма «Война Анны» – о прокате картины:

– Мы не спешим. Не хотим пользоваться премьерой на «Кинотавре». С одной стороны, фильм заслуживает того, чтобы его увидело множество людей, с другой – в обычной форме проката он не сможет существовать. Сейчас мы придумываем нестандартный прокат. У нас ощущение, что это не летняя картина по энергетике и настроению. Полагаем, что прокат будет ближе к осени. Может, найдём форму показа в культурных центрах.

От первого лица

На пресс-конференции также присутствовала Марта Козлова. Девочка спокойно отвечала на вопросы. В частности, она рассказала, что для неё было самое сложное на съёмках.

– Тяжело было, когда пускали дым в камин, – сказала Марта. – Стало трудно дышать. Как будто его по-настоящему подожгли. А мышей и крыс я не боялась.

Война как двигатель культуры

Танк Т-34, установленный в честь работников завода «Энергомаш» и танкистов-дальневосточников, участвовавших в Великой Отечественной войне, 1975 г.

Приказы о включении в Списки выявленных ОКН

1. Приказ НПЦ по ОПИК от 24.06.1996 № 56

2. Приказ министерства культуры Хабаровского края от 15.01.2015 № 17/01-15

Местонахождение:

ул. Лермонтова, сквер

Историческая справка

Танк Т-34 — лучший средний танк 2-й мировой войны. Создан в КБ Харьковского завода конструкторами М.И.Кошкиным, А.А.Морозовым, Н.А.Кучеренко, М.И.Таршиновым, С.Н.Махониным и др. Двигатель — танковый дизель В-2 (конструкторы К.Ф. Челпан, Я.Е.Вихман, Т.И.Чупахин, И.Я.Трашутин) — лучший танковый двигатель 2-й Миро­вой войны мощностью 368 квт (500 л.с.) обеспечивал скорость 55 км/час при запасе хода — 300 км. Танк имел боевую массу 26,5 т, экипаж 4 чело­века, броневую защиту корпуса и башни 45 мм, был вооружен 76,2 мм пушкой с длиной ствола 30,5 калибра и двумя 7,62 мм пулеметами.

В декабре 1939 г. танк принят на вооруже­ние, в июле 1940 г. началось его серийное производство. В ходе Великой Отечественной войны конструкция танка совершенст­вовалась, в нее ежегодно вносилось до 3500 улучшений.

За мужество и героизм, проявленные в годы Великой Отечест­венной войны, 250 тысяч танкистов награждены орденами и медаля­ми СССР. 1144 из них удостоены звания Героя Советского Союза (16 — дважды).

В I94I-I942 гг. из состава Дальневосточных фронтов на советско-германский фронт было переброшено 4 танковые и 1 мотори­зованная дивизии. Всего в оборонительных сражениях 1941 года было задействовано свыше 3200 танков в составе переброшенных с Дальне­восточного театра соединений. 52-я и 112-я танковые дивизии участ­вовали в обороне Москвы.

Танкисты 112-й танковой дивизии, прибыв на фронт осенью 1941 года, совместно со 2-м кавкорпусом нанесли удар у города Кашира, сорвав планы немецкого командования по окружению Тулы. В январе 1942 года дивизия была переформирована в танковую бригаду, ставшую в октябре 1943 года 44-й гвардейской.

Один из первых танковых таранов войны совершил дальневосточник ст. лейтенант Лысенко. Машину командира батальона прикрыл в бою своим танком механик-водитель Арнаутов. Звания Героев Советского Союза получили за свои подвиги танкисты: лейтенант Н.К.Якимович, уничтоживший в бою у реки Тиссы 13 танков, 100 автомашин, 40 орудий врага; лейтенант Д.С.Фоломеев, уничтоживший в боях под Воронежем 18 танков, 24 орудия, 3 минометные батареи, 80 автомашин врага; механик-водитель В.В.Пермяков, в бою под г. Иновроцлавом (Польша) таранив­ший на подбитом танке эшелон, уничтоживший колонну из 63 автомашин и захвативший аэродром противника; многие другие танкисты-дальне­восточники.

В 1945 г. в боях против Японии танковые соединения Красной Армии насчитывали 5500 танков и САУ. Мобильные танковые группы обеспечили расчленение Квантунской армии и успех кампании. Беспри­мерным вошел в историю Великой Отечественной войны переход танков 6-й гвардейской танковой армии через хребет Большой Хинган и ос­вобождение городов Мукден и Чанчунь.

За 1942-1945 гг. танковая промышленность страны выпустила в 2 раза больше танков и САУ, чем Германия.

В августе 1941 г. заводом «Дальэнергомаш» был получен заказ для фронта. Завод вступил в строй как авторемонтное предприятие в 1933 г., а в связи с заказом для фронта потребовалась перестройка всего производства. Он был выполнен до конца 1941 г., как и план ремонта автомобилей. В 1942 г. завод начал ремонт танков, доставлявшихся с фронта по железной дороге. Была реконструирована вагранка, установлены конвейерные сушильные печи, переведена на конвейер заливка, перестроен механический цех, построен термический. Самые тяжелые условия были в литейном цехе. Тяжелый воздух, перегруженность литейных площадей приводили к то­му, что люди падали на рабочих местах. Помимо ремонта танков и автомобилей, цеха завода выпускали в годы войны корпуса мин, гранат Ф-1. Произ­водство военной продукции прекращено заводом в июне 1945 года.

В июне-июле 1941 г. первые 185 рабочих и служащих завода уш­ли в действующую армию. Всего за годы войны завод проводил на фронт более 700 человек. Около 100 из них не вернулись с поля боя. Все участники войны награждены орденами и медалями СССР. Слесари завода Н.Глотов и В.Некрасов, ставшие летчиками-истребителями, удостоены звания Герой Советского Союза, Н.Ф.Паньков стал полным кавалером ордена Славы, кочегар паросилового цеха Е.К.Кошечкин, окончив Казанское танковое училище, воевал в гвардейском Кантемировском танковом корпусе. При освобождении города Тернополя Кошечкин во главе ударной группы из 13 танков, 5 САУ и 80 автоматчиков первым ворвался в город, обеспечив его взятие. 29 мая 1944 г. за мужество и героизм, проявленные при освобождении Тернополя Б.К.Кошечкину было присвоено звание Герой Советского Союза, а его танк Т-34 был установлен в Тернополе на пьедестал.

Война как двигатель культуры

16-летний Николай рвался на фронт, но в райкоме комсомола рассудили иначе.

Ленинграду не хватало шоферов, и вчерашнего школьника отправили стажером в транспортную контору треста «Лентяжстрой», расположенную тогда на Хрустальной улице.

Читать еще:  Бмв двигатель n55 характеристики

Там его наставниками стали блокадные водители, научившие управляться с «полуторками», «трехтонками» и американскими «Студебеккерами».

Тогда СССР устремил взгляд за океан. Приглянулся Детройт, прославившийся во всем мире своими автомобильными заводами. Переговоры с General Motors успеха не принесли. Зато Ford стал партнером советского государства.

Легковой Ford-A и грузовой Ford-AA (легендарная «полуторка») оказались довольно просты и дешевы. Да еще и неприхотливы.

Соглашение американская компания и советское правительство подписали в 29-м году.

Год спустя с конвейера завода начали выходить и легковой, и грузовой варианты «Форда». А к 32-му начали выпускать даже запчасти – ждать детали из Америки оказалось слишком накладно.

Дело шло столь успешно, что в день производилось около 60 машин. Кстати, ГАЗами они стали в том же году, когда Нижний Новгород переименовали в Горький.

Итак, двухместный ГАЗ-АА имел рядный четырехцилиндровый двигатель мощностью 42 лошадиные силы. Максимальная скорость, которую могла развивать полуторка, – 70 километров в час. Коробка передач устанавливалась четырехступенчатая механическая, без синхронизаторов.

«Полуторка» потребляла 18,5 литров топлива на 100 километров. Когда позволяла погода, в качестве горючего использовали даже керосин или спирт. Из-за специфики расположения бензобака – в верхней части передней стенки кабины – топливо шло в карбюратор самотеком. Благодаря этому вместо датчика топлива использовали «поплавок», видный на приборной панели.

Сегодня коллекционеры и реставраторы испытывают огромные сложности при восстановлении внешнего облика и механизмов фронтовых автомобилей.

На сборку машины уходит от полутора до двух лет, а вот на полную комплектацию оригинальными запчастями может уйти и 5, и 10 лет.
Автомобиль, полностью собранный, как говорят «на одном номере», сейчас – огромная редкость.

Для того, чтобы увидеть настоящую «полуторку» и «трехтонку», «Водитель» пришел в выставочный комплекс ПО «Ленрезерв». И не зря. Недалеко от центра Петербурга таятся настоящие сокровища.

ЧИТАТЬ

Эта машина из Нижнего Новгорода, и большинство ее деталей – родные, – с гордостью говорят в музее.

Сохранилась она благодаря тому, что была учебным пособием в обычной деревенской школе Нижегородской области. Конечно, основная заслуга в этом принадлежит педагогу. Он не разрезал мотор и шасси, а просто разобрал на отдельные детали для того, чтобы объяснять детям конструкцию автомобиля.

Этот ГАЗ-АА много лет стоял в полуразобранном состоянии. Еще и в помещении. То есть практически в идеальных условиях: учитель использовал машину как натуральный макет, но при этом не повредил ни одной запчасти.

В то время, в 30-40 годы XX века, более совершенной электрики не выпускалось. Тогда было нормой почистить контакты регулятора или разобраться с контактами стартера.

Рядом с машинами предвоенных годов выпуска в «Ленрезерве» стоит автомобиль военного периода. Разница видна сразу.

Во время войны от стартера отказались совсем – машины заводили только с рукоятки. Не хватало металла и мощностей на производство дверей, крыши, задней стенки. Многие детали делали из брезента и дерева.

Металл пришлось убрать даже с подножек. Крылья изготавливали примитивно, вручную, зачастую это делали подростки, работавшие на заводах.

Упростили и кузов: откидным стал только задний борт. Также на производстве отказались от передних тормозов.

Если вспомнить, что в «полуторку» могли загрузить и три тонны груза, становится окончательно ясно: военные шоферы быстро становились асами.

И все же, по официальным сведениям, основные перевозки времен Великой Отечественной войны выполнялись на машинах довоенного времени — начиная с 41-го, автомобили с квадратными крыльями выпускались уже гораздо меньшим тиражом.

Так, этот автомобиль имел двигатель мощностью 73 лошадиные силы с увеличенным объемом двигателя, который можно было запустить даже при очень низкой температуре воздуха. ЗИС-5 обладал более совершенным карбюратором, радиатором и воздушным фильтром.

Во время войны его также пришлось «усовершенствовать» в худшую сторону: металлические детали по возможности заменяли на деревянные, также избавились от передних тормозов и также перегружали. Новую, но по-прежнему крайне надежную модификацию назвали ЗИС-5В.

Кстати, «трехтонка» может дать фору даже современным сородичам. Несмотря на большой размер (6 метров в длину), он был известен своей проходимостью по бездорожью.

О надежности автомобиля лучше всего расскажет история экспонатов, находящихся в «Ленрезерве». Эту машину подняли из-под воды спустя более 50 лет после войны. Удивились даже бывалые: коррозия почти не коснулась рамы, двигателя и коробки передач. А в узлах и агрегатах заводская смазка сохранилась, несмотря ни на что. Вода лишь испортила дерево. Зато сохранилась краска, нанесенная по государственным стандартам 30-х годов.

«Каждая машина хороша по-своему. ЗИС-5 – машина надежная, с хорошей ходовой и сильным мотором. Мне она нравилась тем, что была без капризов. Ее даже завести было легко, спокойно поехать, остановиться», – вспоминает Николай Семенович.

Как работала «незамерзайка»

Реальные истории, рассказанные военными шоферами, не для нежных натур. Например, про незамерзайку. Это сейчас нужную жидкость можно купить на любой заправочной станции. Во время войны использовали. мочу. «Встал, пописал, поехал дальше», – рассказывают непосредственные участники тех событий.

Что такое «рогатина»

Изнашивающиеся детали коробки передач ГАЗа не позволяли рычагу удерживаться в нужном положении во время движения на четвертой передаче. Поэтому, переключаясь на нее на дальних расстояниях, солдаты вставляли деревянную рогатину (обычную ветку) между панелью приборов и рычагом. Так и повелось: в полуторке четвертую скорость назвали просто «рогатиной». Это и были реальные будни солдат.

Экологичный ГАЗ

Во время войны на грузовиках уже использовали и альтернативные виды топлива. В частности, газогенераторные установки. Разрабатывать машину начали еще в 30-е годы. Проблемы горючего удалось решить при помощи ГАЗ-42 – автомобиля мощностью всего 30 лошадиных сил и грузоподъемностью всего 1,2 тонны.

Топливом для такой машины служили древесина, древесный уголь, торф, уголь, брикеты различных топливных отходов и даже шишки.

Их толстым слоем загружали в установку, которая при условии ограниченного количества воздуха давала генераторный газ (смесь окиси углерода СО и водорода Н2).

После охлаждения и очищения полученное «топливо» через простейший карбюратор поступало в двигатель для приведения автомобиля в движение.

Мощный полноприводный трехосный Studebaker US6 выпускался в США с 1941 по 1945 год и массово поставлялся в СССР по программе ленд-лиза.

За годы войны Красная Армия получила около 100 тысяч этих машин.

Летом 1942 года главное автомобильное управление Красной Армии провело полевые испытания 11 «Студебеккеров», в ходе которого американские грузовики показали превосходные результаты.

«Студебеккер» – машина, которая была наиболее удачно сконструирована и приспособлена для работы как в военное, так и в мирное время. Двигатель позволял сделать все три моста ведущими, на машине была лебедка 30-40 метров. Бездорожье ей было не страшно, даже если в канаву завалился.

Фары достаточно мощные и хорошо защищены. Даже в лесу их разбить невозможно. По сравнению с отечественными грузовиками руль крутился легче. Да и скорость была большой.

Сломать «Студебеккер» было сложно, если только не делали этого специально. Конечно, все зависит от того, как эксплуатировать машину. Мы автомобиль жалели, разговаривали как с живым существом, вовремя меняли масло, колеса, следили за тормозной системой и тем, какой заливается бензин. В нее нужно было этилированное, высокооктановое топливо. Кстати, сначала мы не знали, что с топливом нужно быть очень аккуратным. Поэтому было несколько случаев отравления», – вспоминает шофер-ветеран.

«Попасть в ДТП было чрезвычайным событием, нетрезвыми за руль не садились никогда. В шоферской среде был негласный кодекс поведения за рулем, его нарушители изгонялись из шоферского братства. Фронтовики научили нас беречь себя и машину, помогать братьям-шоферам. Каждый всегда возил с собой трос в кузове, не было такого, как сейчас, когда сломался, а все мимо едут и никто не поможет. Среди людей была принята взаимопомощь. Стоило только остановиться и открыть капот, сразу вопрос: «Браток, что случилось? Помочь?».

На любой дороге тогда можно было увидеть знак «Осторожно, мины!». Знаете, ведь во время войны, на Дороге Жизни не произошло ни одного ДТП. Это сейчас смотришь статистику, как сводки с фронта. А у нас были потеряны лишь две машины – подорвались на минах.

После войны с каждым годом становилось легче. Мы получали новые автомобили. По городу ездили по ночам, чтобы не остановил инспектор ГАИ. У него могли быть претензии – у нас же то подножка разбита, то еще какое-то повреждение. Трудностей хватало, конечно. Например, в Ленинграде центрального отопления еще не было. Возили дрова, а пилились они вручную».

Николай Семенович Московцев работал ленинградским шофером до 1948 года, когда его призвали в армию. Впереди была служба по призыву в отдельном полку МГБ, командировка на Западную Украину, где уже сержант Николай Московцев ловил в лесах Ровенской области бандеровцев.

«Сколько поймал? Мы их не считали, – смеется ветеран. – Последнего упаковали в 1951 году». Потом была учеба в военном училище и служба в КГБ. На пенсию Николай Семенович ушел в полковничьих погонах.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector