Война как двигатель науки

Научно-технический прогресс

Научно-технический прогресс (НТП) — это поступательное движение науки и техники, эволюционное развитие всех элементов производительных сил общественного производства на основе широкого познания и освоения внешних сил природы; это объективная, постоянно действующая закономерность развития материального производства, результатом которой является последовательное совершенствование техники, технологии и организации производства, повышение их эффективности.

Содержание

  • 1 Научно-технический прогресс и его роль в развитии производства
  • 2 История
  • 3 Виды
  • 4 Социальные последствия НТП
  • 5 Факторы материального производства
  • 6 См. также
  • 7 Примечания
  • 8 Ссылки

Научно-технический прогресс и его роль в развитии производства [ править | править код ]

Постепенное развитие общественного производства, его постоянное совершенствование являются фундаментальными закономерностями экономической жизни человечества. Они основываются на прогрессе науки и техники. Такой процесс нередко называют экономическим прогрессом. Однако это не совсем корректная точка зрения. Экономический прогресс — это сложное и многоплановое явление, оценка которого предполагает использование различных критериев и системы показателей, с помощью которых можно оценить состояние развития производительных сил и производственных отношений, а в конечном счете — общественного способа производства в целом. Одним из таких критериев экономического прогресса выступает уровень развития науки и техники. Он является концентрированным выражением только организационно-экономических отношений, которые присущи всем эпохам развития общества.

История [ править | править код ]

Научно-технический прогресс за тысячелетия человеческой цивилизации прошел сложный и противоречивый путь развития. Это было вызвано тем, что именно технический прогресс, который осуществлялся на первых этапах развития общества, осуществлялся отдельно от научного прогресса до конца XVIII — начала XIX в. Только в период промышленной революции началось быстрое сближение научного и технического прогресса и возник целостный научно-технический прогресс (НТП). С этого времени начался процесс превращения науки в непосредственную производительную силу, который продолжался около полутора веков и завершился в середине 50-х годов XX в. развертыванием научно-технической революции.

Некоторые исследователи в 2019 году отмечали, что характерной чертой НТП в последние несколько десятилетий является беспрецедентный темп, который обусловлен развитием цифровых и инфокоммуникационных технологий. Соотнесение скорости развития технологий и, как следствие, социально-экономических и инфраструктурных трансформаций с человеческой жизнью позволяет констатировать качественный скачок скорости развития, знаменующий переход в новую темпоральную эпоху. Коренные изменения происходят в режиме реального времени, создавая при этом как небывалые возможности, так и проблемы, с которыми человечество никогда еще не сталкивалось в своей истории [1] .

Виды [ править | править код ]

Научно-технический прогресс осуществляется в двух формах: эволюционной и революционной.

  • Эволюционная форма НТП имеет место, когда техника и технология, применяемая в производстве, совершенствуется на основе уже известных научных знаний. Примером этой формы НТП является развитие и совершенствование энергии пара, электроэнергии или атома и т.д.
  • Революционная форма НТП означает переход к технике и технологии, построенные на принципиально новых научных идеях. Примером этой формы является переход от ручных орудий труда к машинным, замена энергии пара в электрическую или атомную, применение лазерной и других современных технологий.

Изобретение и внедрение в производство принципиально новых научно-технических разработок приводят к существенным изменениям в трудовом процессе, предусматривают расширение производительных возможностей человечества. Поэтому в данном случае речь идет о научно-технической революции. Научно-техническая революция является качественным скачком в развитии производительных сил общества на основе коренных сдвигов в научных знаниях. Такие перевороты в науке, технике и производстве происходят регулярно. Последний из них начался в середине 50-х годов XX в., Когда был создан первый компьютер, человек начал использовать энергию атомного ядра и заниматься генной инженерией.

НТП развил все элементы производительных сил. Например, изменения в предметах труда находят своё выражение в использовании новых синтетических материалов со специальными свойствами (пластмассы, полупроводники, искусственные алмазы и т.д.). Преобразование в средствах труда связаны с появлением автоматизированной и компьютерной техники, которая существенно расширяет производственные возможности промышленно-производственного персонала значительно увеличивает производительность их труда, повышает рентабельность производства.

Социальные последствия НТП [ править | править код ]

НТП обусловливает также изменения в характере труда, меняются формы взаимосвязей участников производства, совершенствуются процессы обмена результатами труда. Научно-техническая революция открыла новые способы и методы управления высокопроизводительными многоотраслевыми технологическими системами (телекоммуникационные сети, быстродействующие системы контроля и обработки информации и т.д.). Все эти и другие процессы требуют существенных изменений в условиях жизни и труда человека, освоение более сложных профессий, возможно только для людей с достаточным образовательным, профессиональным (экономическим) и культурным уровнем.

Факторы материального производства [ править | править код ]

Факторами материального производства являются производительные силы, которые обеспечивают превращения веществ природы в соответствии с потребностями людей, создают материальные и духовные блага и определяют рост производительности общественного труда.

Единство и борьба: конкуренция как двигатель науки

Хотя первую вакцину Эдвард Дженнер опробовал еще в конце XVIII века, до победы над эпидемиями человечеству было еще очень далеко. Английский врач пришел к своему открытию эмпирическим путем, но ему не удалось установить причину появления болезни и объяснить механизм действия вакцины. Сделать это предстояло уже ученым следующего столетия. «Известия» — о том, как вакцинация обрела научную основу и какую роль в этом сыграла франко-прусская война.

«Истина в вине»

Прорыва пришлось ждать почти целый век. На первый взгляд произошло это почти случайно, на деле же было подготовлено достижениями многих поколений ученых. Финальный рывок совершили француз Луи Пастер и немец Роберт Кох. Удивительное в том, что Пастер (правильнее было бы называть его Пастёр — именно так звучит его фамилия на французском) до поры не занимался ни биологией, ни медициной, а был химиком, причем специализировался на решении утилитарных коммерческих задач. А его конкурент вообще не собирался становиться ученым-микробиологом: поначалу он изучал филологию, а потом избрал карьеру практикующего врача. И уж совсем неожиданную роль в цепочке открытий, которые привели к созданию новых вакцин, сыграло политическое противостояние Франции и Германии.

Луи Пастер родился в семье провинциального ремесленника и своим трудом, отчасти даже вопреки желанию отца, получил высшее образование в столичной Эколь Нормаль. Прославили ученого вполне прикладные разработки для французских виноделов — им необходимо было придумать метод предотвращения порчи продукции при хранении. Пастер доказал, что болезни вина вызваны микроорганизмами, которые погибают при нагревании до 50–60 градусов, вкусовые же качества вина при этом не меняются. В дальнейшем этот метод получит название пастеризации. Занимался Пастер также проблемами пивоварения и шелкопрядения, где тоже добился немалых успехов.

К исходу пятого десятка Пастер был научным руководителем своей альма-матер, профессором Сорбонны, кавалером ордена Почетного легиона (за исследования в области виноделия) и приятелем Наполеона III. Благодаря финансовой помощи императора он мог позволить себе отказаться от преподавания и сосредоточиться на науке. Всё шло великолепно, пока в 1870 году не разгорелась франко-прусская война.

Пастер был патриотом и потомственным бонапартистом (его отец был ветераном армии Наполеона I). Сам ученый страдал от последствий инсульта, был близорук и уже стар для сражений, но его единственный сын надел офицерский мундир. Молниеносный разгром и пленение французской армии вместе с императором стали для Пастера личной трагедией, а потеря Эльзаса и Лотарингии — незаживающей раной в сердце. Немцы же из коллег и друзей превратились в непримиримых врагов. Пастер даже отказался от всех почетных званий в германских университетах и наотрез запретил переводить на немецкий свою книгу по пивоварению, хотя это обещало принести немалую прибыль.

Последствия катастрофы ударили по всей Франции, и лишь к середине 1870-х годов уже совсем не молодой и далеко не здоровый Пастер получил возможность вернуться к научной работе. В Европе свирепствовала косившая скот сибирская язва, поэтому ученый озаботился проблемой происхождения болезни и поиском возможности для борьбы с ней. Опираясь на исследования коллег (Алойса Поллендера, Казимира Давейна, Фердинанда Кона и многих других) и свой предшествующий опыт, Пастер предположил, что возбудителями болезней могут быть микроорганизмы.

В ученом сообществе Франции началась ожесточенная дискуссия, и тут в научном обороте появилась статья никому не известного провинциального немецкого врача Роберта Коха «Этиология сибирской язвы» (1876 год). Исследователь из Германии подтвердил микробное происхождение болезни и описал примененный им метод выделения возбудителя. По сути, работа подтверждала утверждение Пастера, но Кох был немцем, к тому же во время войны служил в полевом госпитале, так что Пастер принял его успех как личное оскорбление.

«На войне как на войне»

Пастер объявил сельского доктора неучем, а его эксперименты — бездоказательными вымыслами, однако методом Коха воспользовался. Вместе с помощниками он попытался получить ослабленную бактерию, которая могла бы действовать как оспенная вакцина Дженнера. Эксперименты на животных длились несколько лет, они приносили очевидный результат, но ответственность была слишком велика.

Закончилось дело тем, что известный ветеринар и издатель самого популярного во Франции профессионального журнала Ипполит Россиньоль публично предложил Пастеру провести открытый эксперимент. В мае 1881 года Пастер и его молодые сотрудники — Эмиль Ру, Шарль Шамберлан и Луи Тюилье — в присутствии внушительной толпы местных жителей, ветеринаров и журналистов привили на ферме в местечке Пуйи-ле-Фор вакцину 24 овцам, шести коровам и одной козе. Через неделю им был привит еще один штамм — более сильный. А через две недели этим животным и такому же количеству непривитых особей была введена смертельная доза бацилл сибирской язвы. Несколько дней спустя непривитые животные погибли, а получившие вакцину продолжали бодро щипать травку.

Это был триумф. Пастер получил звание академика и средства на развитие лаборатории. Через месяц, выступая на конгрессе в Лондоне, Пастер ни словом не обмолвился о том, что использовал методы Коха, чем сильно задел немца. Последовал публичный ответ, в котором Кох утверждал, что в отличие от него Пастер так и не смог выделить чистую бактерию — возбудителя болезни. Через год на конгрессе в Женеве Пастер с трибуны публично отчитал сидевшего в зале немца, который вынужден был отказаться от публичной дискуссии в силу явного превосходства француза в ораторских способностях. Впрочем, доктор снова ответил в научной прессе, подчеркнув, что Пастера «величают вторым Дженнером, однако открытия Дженнера предназначались для людей, а не для овец».

Копия стеклянной колбы, которую использовал французский химик и микробиолог Луи Пастер в своих экспериментах, чтобы показать, что микробы являются причиной болезней и разложения

Читать еще:  Ваз 2107 инжектор не падает оборот двигателя

Сам же Кох к этому времени переехал в Берлин, где специально для него Императорским управлением здравоохранения была создана биологическая лаборатория. В тот момент Кох уже занимался исследованием туберкулеза, результаты которого были представлены научной общественности в следующем 1882 году. Это была сложнейшая работа, поскольку из-за малого размера возбудитель туберкулеза оказался чрезвычайно трудным объектом для исследования. Но Кох нашел совершенно неожиданные способы исследования (метод окраски микробов) и сумел обнаружить почти невидимого убийцу. Император Вильгельм произвел ученого в тайные советники, а «палочка Коха» навсегда прославила его имя.

За публичным конфликтом Пастера и Коха наблюдала вся мировая общественность. Ученые обменивались статьями, порой от научных аргументов переходя на личные оскорбления. С каждым витком накал страстей увеличивался, и лишь трагические обстоятельства остановили перепалку. В 1883 году в Египте вспыхнула эпидемия холеры, Франция и Германия отправили туда бригады ученых, которые возглавили Кох и ученики Пастера Ру и Тюилье. Сам академик не мог поехать в Африку в силу возраста и подорванного здоровья. Немцы и французы работали параллельно, пытаясь выявить причину болезни и попробовать остановить эпидемию до ее прихода в Европу. Вскоре случилась трагедия: заразился и погиб один из любимых учеников Пастера, Луи Тюилье. Ученому было всего 26 лет, он подавал огромные надежды. Кох и его товарищи повели себя благородно, выразив соболезнования коллегам и возложив венок.

Луи Пастер в своей лаборатории

Эпидемия угасла, французские ученые вернулись домой. Немцы же отправились в Индию, где холера свирепствовала почти постоянно. Там Коху удалось подтвердить свои предположения и доказать, что болезнь передается не от человека к человеку (как думал Пастер), а через воду. Кох сумел выявить смертоносную бациллу и представить ее научному сообществу. Это был великий успех. Кох занял место в ряду ведущих мировых ученых и получил место профессора на медицинском факультете Университета имени Фридриха Вильгельма.

Общее вместо частного

Мяч снова был на стороне французов, и они приняли вызов. На сей раз Пастер взялся за создание вакцины от страшной и неизлечимой болезни — бешенства. Пастер и его помощники действовали по уже проверенной схеме, и вскоре результат был получен — из высушенного на воздухе спинного мозга зараженного кролика удалось извлечь ослабленный штамм возбудителя. Но чтобы от опытов на животных перейти к пробам на людях, требовались долгие годы экспериментов, к тому же Пастер не был врачом и очень опасался внедряться в сферу медицины. Но, как часто бывает, в дело вмешался случай.

Луи Пастер вводит вирус бешенства в мозг кролика под наблюдением двух помощников

6 июля 1885 года в лабораторию Пастера привезли девятилетнего мальчика, покусанного бешеной собакой. Мама и хозяин собаки (больное животное он лично застрелил), из газет знавшие об опытах ученого, умоляли спасти ребенка, для которого это был единственный шанс. Пастер прекрасно понимал степень ответственности, но, посоветовавшись с коллегами и врачами, решил рискнуть. Мальчику из Эльзаса (что было важно), которого звали Йозеф Майстер, делали инъекции сыворотки, постепенно увеличивая дозу вещества. Раны затянулись, симптомы бешенства не появились — мальчик был здоров, а Пастер снова праздновал триумф!

Это был успех мирового значения и переломный момент в истории микробиологии. Со всех частей Франции, а потом и из разных стран Европы в лабораторию Пастера ехали укушенные бешеными животными люди в надежде на спасение. Из России прибыли 19 крестьян Смоленской губернии, пострадавших от бешеного волка, затем земский врач Леонид Воинов привез семерых укушенных собаками детей. По сути, шел открытый эксперимент — вакцину готовили здесь же в лаборатории Пастера, дозы подбирали эмпирически в зависимости от срока давности и степени укусов. Спасти удавалось не всех, но подавляющее большинство — так, из почти полутора сотен приехавших в Париж русских больных умерли лишь трое. Всего же только за первый год было спасено две с половиной тысячи пострадавших из 18 стран.

Храмы науки

Понятно, что маленькая лаборатория в Эколь Нормаль не справлялась с наплывом пострадавших, а еще нужно было вести научную работу. И тогда возникла идея создания нового института, который стал бы мировым центром по исследованию и созданию новых вакцин. Парижские острословы назвали его «Дворцом бешенства», сегодня он известен как Институт Пастера. Администрация Парижа выделила участок, деньги же собирали буквально «всем миром» — пожертвования поступали со всех концов земного шара. 100 тыс. франков из личных средств внес и российский император Александр III.

Здание, где находилась лаборатория Луи Пастера в Эколь Нормаль

Не участвовали в сборе средств только немцы, но на то были свои причины — в ответ на основание Института Пастера в Германии создали свой Прусский институт инфекционных заболеваний, который возглавил, естественно, Роберт Кох. Это было государственное учреждение, финансировавшееся из имперской казны. Так соперничество ученых, которое вышло на политический уровень и стало вопросом национального престижа, в конечном счете способствовало развитию мировой науки. Пройдет еще десять лет, и нобелевский лауреат Кох станет почетным гостем Пастеровского института. Правда, произойдет это уже после смерти его основателя.

Кстати, активное участие в разработке вакцин сыграли и русские ученые. Первым иностранцем, кому Пастер предложил возглавить лабораторию в еще создаваемом институте, стал профессор, а в недалеком будущем нобелевский лауреат Илья Мечников. Вскоре в институт пришли такие блестящие умы, как Н.Ф. Гамалея, Д.К. Заболотный, Л.А. Тарасевич, В.А. Хавкин, Г.Н. Габричевский, А.М. Безредка, С.И. Метальников, М.И. Судакевич, В.И. Исаев, И.Г. Савченко. Первые зарубежные Пастеровские станции появились в 1886 году в России — в Одессе, Санкт-Петербурге и Москве. Вскоре их число достигнет семи, а на базе столичной станции в 1890 году будет основан Институт экспериментальной медицины.

Еще до начала нового века на основе трудов Коха и Пастера учеными будут созданы вакцины от столбняка (Эмиль фон Беринг, 1890 год), брюшного тифа (Алмрот Райт, Рихард Пфейффер и Вильгельм Коль, 1896 год), чумы (Владимир Хавкин, 1897 год). Затем придет очередь дифтерии, туберкулеза, коклюша, тифа, кори, полиомиелита и других недугов, веками уносивших жизни и калечивших людей. Человечество уже знало, как с ними бороться. Нет сомнений, что справится и на этот раз.

Вечные двигатели Архипа Люльки

В минувшую субботу, 23 марта, исполнилось 111 лет со дня рождения Архипа Михайловича Люльки – легендарного ученого, одного из основателей конструкторской школы «ОДК-Сатурн» и отечественного двигателестроения в целом.

Архип Люлька – автор первого турбореактивного двигателя в нашей стране. Под его руководством были созданы знаменитые авиадвигатели марки «АЛ», которые до сих пор ежедневно поднимают в небо сотни самолетов.

Первый турбореактивный двигатель страны

Еще до начала Великой Отечественной войны Архип Люлька создал первый в СССР технический проект авиационного турбореактивного двигателя РД-1. Война внесла свои коррективы: работы над РД-1 с началом военных действий были приостановлены. Архип Люлька, трудившийся в то время в Ленинграде на Кировском заводе, как и многие другие сотрудники предприятия, вынужден был переключиться на ремонт танков. В конце 1941 года завод эвакуировали в Челябинск. Некоторые чертежи по РД-1 Архипу Люльке удалось забрать с собой, но большая часть документации и задел по деталям образцов РД-1 был спрятан, а точнее закопан прямо на территории Кировского завода.

В 1942 году на фронте появились немецкие реактивные истребители «Мессершмитт-262», летавшие со скоростью 860 км/ч. Советской армии необходимо было срочно разработать самолеты, способные противостоять им. Для таких скоростных самолетов нужны были двигатели принципиально нового типа – реактивные. Тогда и вспомнили про молодого инженера Архипа Люльку, который начал заниматься воздушно-реактивным двигателем еще за пять лет до войны. По личному указанию Сталина его доставили в блокадный Ленинград, чтобы найти чертежи опытного двигателя. Драгоценный клад Архипа Люльки раскопали на территории Кировского завода и эвакуировали по Ладожскому озеру, чтобы возобновить работу над первым советским турбореактивным двигателем.

Уже осенью 1942 года в ЦК партии был представлен проект реактивного самолета авиаконструктора Михаила Гудкова с двигателем Архипа Люльки РД-1. Однако отечественные специалисты были не готовы принять машину. Проект данного самолета не был воплощен, но старт работам в области турбореактивного двигателестроения в стране был официально дан.

В 1946 году было образовано ОКБ-165, задачами которого стали разработка и создание отечественных турбореактивных двигателей. Руководителем нового конструкторского бюро, ставшего позднее «ОДК-Сатурн», был назначен Архип Михайлович Люлька, которому на тот момент было 38 лет.

Первый отечественный турбореактивный двигатель ТР-1 прошел испытания в феврале 1947 года, а уже 28 мая того же года свой первый полет совершил реактивный самолет Су-11 с двигателями ТР-1.

В августе того же года в воздушном параде в Тушине участвовали самолеты Су-11 и Ил-22 с первыми отечественными реактивными двигателями ТР-1. Пилотировали их Георгий Шиянов и Владимир Коккинаки. Архип Михайлович позже так прокомментировал этот полет: «Громогласным гулом турбореактивных двигателей здесь было заявлено о рождении советской реактивной авиации».

Двигатели с инициалами АЛ

Впоследствии под руководством Архипа Люльки создан целый ряд удачных реактивных двигателей, которыми оснащаются самолеты Сухого, Туполева, Ильюшина, Бериева. По решению руководства страны двигатели, созданные в ОКБ А.М. Люльки, стали именоваться инициалами конструктора – АЛ – Архип Люлька.

Первым из них, получившим мировую славу, стал АЛ-7. В 1950-е–1960-е годы эти двигатели считались лучшими в мире. В следующих модификациях АЛ-7 получает форсажную камеру. Двигатель АЛ-7Ф был установлен на первый сверхзвуковой истребитель ОКБ Сухого С-1, на котором впервые в СССР была достигнута скорость, в два раза превышающая скорость звука. В 1956 году этот самолет был запущен в серию под обозначением Су-7.

Но, как считают эксперты, настоящую славу АЛ-7 принесла его полная автоматика. На двигателе все сложнейшие процессы регулировались аппаратурой самого двигателя. Пилоту нужно было лишь при запуске нажать кнопку на панели, а в полете плавно перемещать левой рукой сектор газа.

Для повышения напорности диаметр колеса новой ступени был увеличен, а диаметр старых ступеней остался прежним. Внешне это нововведение выдавало характерный горб. Несмотря на то что двигатель успешно справился со всеми испытаниями и показал отличные характеристики, коллектив конструкторов не раз пытался «выправить» двигатель. Но все попытки избавиться от горба оказались безуспешными: ровный компрессор упрямо не хотел работать. В конце концов, его оставили в покое, и необычная форма проточной части компрессора АЛ-7 стала его визитной карточкой.

Читать еще:  Ford galaxy какой двигатель лучше

Как рассказывали коллеги Архипа Михайловича, конструктор даже шутил по этому поводу. Например, во время визита делегации из General Electric американские специалисты, увидев необычной формы компрессор, удивленно спросили: «Почему у вашего двигателя компрессор горбатый?» Архип Михайлович шутя ответил: «Он от рождения такой!»

АЛ-31: технический бестселлер ХХ века

В начале 1970-х годов Архип Люлька обратился к реализации своего давнего изобретения – схемы двухконтурного ТРД со смешением потоков, авторское свидетельство на которое он получил еще в 1941 году. Сейчас по этой схеме строится абсолютное большинство турбореактивных двигателей в мире.

И вот в 1973 году Архип Люлька начал строить свой уникальный двухконтурный двигатель АЛ-31Ф. Этот двигатель четвертого поколения был установлен на фронтовой истребитель Су-27 разработки ОКБ Сухого.

АЛ-31Ф заслуженно признан вершиной творчества Архипа Михайловича. По оценке современников, лучший отечественный двигатель был установлен на лучший самолет, на котором с 1986 по 1988 год было установлено более 30 мировых рекордов. А в июне 1989 года в Ле Бурже на самолете Су-27 с двигателями АЛ-31Ф показана совершенно новая фигура высшего пилотажа – Кобра Пугачева.

Двигатель АЛ-31Ф и сегодня признан одним из лучших двигателей мира для самолетов фронтовой авиации. Он устанавливается на истребители Су-27 и его модификации, палубные истребители Су-33, многоцелевые истребители Су-35, Су-30МК, фронтовые бомбардировщики Су-34. Уникальный АЛ-31Ф можно без преувеличения назвать вечным двигателем для фронтовой авиации, или базовым, как называют его конструкторы, которые видят немалые резервы его развития.

«ОДК-Сатурн» продолжил работы по созданию глубоко модернизированной версии АЛ-31Ф. На истребителе пятого поколения Су-57 были установлены двигатели первого этапа – АЛ-41Ф1 (изделие 117). Этот авиационный турбореактивный двухконтурный двигатель позволяет развивать сверхзвуковую скорость без использования форсажа.

В рамках программы Су-57 разрабатывается двигатель второго этапа под условным обозначением «тип 30». Первый полет истребителя пятого поколения с «Изделием 30» состоялся 5 декабря 2017 года. Считается, что в дальнейшем этот двигатель может по традиции получить индекс АЛ – Архип Люлька.

Дело генерального конструктора продолжается, и уже, как говорится, на новых современных рельсах. Сегодня на предприятиях ОДК при создании двигателей активно используются новые информационные и технологические возможности. Корпорации удалось не только модернизировать производство, но и сохранить школу, традиции и наследие великого конструктора. Как-то в своем выступлении сам Архип Михайлович заметил: «Прошло много лет с начала работ над турбореактивными двигателями в Советском Союзе, а я и сейчас не вижу предела их возможностей. В ближайшие годы нам предстоит решить ряд очень интересных и сложных задач по созданию новых поколений двигателей. И то, что они будут решены, у меня нет никаких сомнений. Ведь был же когда-то решен основной вопрос развития нашей авиации – создание отечественного турбореактивного двигателя!»

Первая мировая: война новых технологий

Автор фото, Getty

Танки оказались невероятно эффективным оружием, хотя первые и были похожи
на сухопутные броненосцы

Любая война — лучшая питательная среда для военной промышленности. Первая мировая не стала исключением, более того — она вошла в историю целым списком новых видов оружия, впервые примененных в ней.

Многое из того, что стреляло, взрывало, травило или иным способом уничтожало противника в этой войне, оказалось неэффективным оружием и от него отказались.

К примеру, отравляющие вещества или дирижабли: ни то, ни другое массово не применялось в последовавших конфликтах.

Другие виды вооружений, наоборот, за те несколько лет появились на свет, окрепли и даже сформировались настолько, что принципиально не изменились до сих пор.

Например, танки в их классической компоновке, которая существует и поныне, строились уже в Первую мировую.

Кто первым применил газы?

Отравляющие вещества стали, наверное, одним из символов этой войны. Смерть от отравления была страшной — разные вещества действовали по-разному, вызывая ожоги, или спазмы, или сильное кровотечение. Часто смерть наступала не сразу — пострадавший долго мучился в госпитале.

Выжившие часто слепли, страдали от поражения кожи или внутренних органов.

Как можно после этого упрекать в трусости солдат, которые без оглядки бежали во время газовой атаки, едва завидя желтые или зеленоватые облака, плывущие в сторону их позиций?

Автор фото, Getty

Российские солдаты в противогазах

Сейчас уже сложно сказать, кто именно применил первым отравляющее вещество в бою: французы использовали слезоточивый газ в малых количествах еще в самом начале войны, однако это не оказало практически никакого эффекта. Часто химического характера обстрелов немцы просто не замечали.

Немцы первыми стали применять его в крупных масштабах. Сначала безуспешно — в Польше против русской армии в январе 1915 года. Затем, спустя несколько месяцев, 22 апреля 1915 года немецкая армия распылила 168 тонн хлора в сторону позиций французов возле реки Ипр.

Эта знаменитая атака вызвала настоящую панику среди французов, заставив их отступить. Впрочем, германские войска не смогли воспользоваться результатами атаки и сказать, что газ сильно помог германцам в наступлении, нельзя.

Хотя вслед за Германией производить и иногда использовать газ стали Франция, Великобритания, Австро-Венгрия, Италия, США и Россия, это оружие во многом было более эффектным, нежели эффективным.

Метеорологическая зависимость

При первом же использовании газа против русской армии выяснилось, что январские морозы — самая неподходящая погода для отравляющего вещества (в том случае — метилбензил бромида), который просто замерзал в воздухе и выпадал на землю.

Потом уже выяснилось, что химическое оружие — вещь довольно капризная.

Применению отравляющих веществ часто мешал дождь. Их было бессмысленно распылять, когда противник находился на возвышенности: газ часто скапливался в низинах, не причиняя вреда.

Автор фото, Getty

Британские солдаты, потерявшие зрение в результате газовой атаки

Любой меняющий направление ветер мог просто отнести газ и в обратную сторону, как иногда и случалось, и тогда атакующий становился жертвой своего собственного оружия.

Наконец, во всех странах немедленно стали разрабатываться контрмеры, начиная от противогазов и кончая медицинскими препаратами, что также снизило эффект от химоружия.

С другой стороны, страшная смерть от отравления пугала настолько, что само появление зеленоватого облака газа действительно заставляло солдат отступать.

Эффективными были также и химические снаряды: они были удобней, хотя и являлись прямым нарушением гаагской декларации 1899 года «О неупотреблении снарядов, имеющих единственным назначением распространять удушающие или вредоносные газы».

После Первой мировой войны химическое оружие так больше и не применялось широко в ходе масштабных боевых действий: его использовали лишь в ходе ограниченных операций.

Сухопутные броненосцы

Британия — родоначальница гусеничных бронированных машин, вооруженных пушками или пулеметами. Британцы и назвали танк танком.

Само это слово в переводе с английского означает «цистерна», «бак». А названием военных машин оно стало из-за повышенной секретности — в транспортных документах фигурировали некие «цистерны».

В отличие от отравляющих веществ, танки оказали едва ли не самое сильное влияние на развитие военного дела в XX веке.

Как и в случаях с другими техническими новинками, в самом начале не существовало никаких законов, правил и уж тем более традиций танкостроения.

Первые британские машины, как и германские и американские, были результатом попыток каким-то образом создать сухопутный мини-броненосец. Исключением на фоне этих более-менее похожих проектов представлял российский танк, созданный инженером Николаем Лебеденко в 1915 году.

Автор фото, Getty

Фантазия у конструкторов была бурной, но все равно это были различные варианты
сухопутного военного корабля

Он представлял собой гигантскую конструкцию на двух девятиметровых колесах, с одним небольшим, вынесенным назад на продолговатой балке. Танк был построен в единственном экземпляре и не принят на вооружение, но он демонстрирует нам, как в то время работала конструкторская мысль, не стесненная никакими традициями и опытом.

Дебют танков на театре военных действий можно назвать вполне успешным — первая танковая атака в истории состоялась в битве на Сомме 15 сентября 1916 года. В результате поломок и прочих неприятностей из почти 50 танков «Марк I» до германских траншей добрался лишь десяток, но они, тем не менее, поставленную задачу выполнили.

Танки не стали тем чудо-оружием, которое смогло изменить ход войны — они были не слишком надежные, все воюющие стороны быстро научились с ними бороться при помощи артиллерии, наконец, сами генералы не вполне понимали тогда, как можно использовать эти стальные коробки в бою.

Первый «настоящий» танк

Ближе к концу войны настоящей сенсацией (хоть и не особо замеченной в то время) стало появление на поле боя французских легких танков Renault-FT17.

Директор по развитию бизнеса в ЦФО, Hikvision Russia, Алексей Астаев о том, как системы безопасности повышают конкурентоспособность бизнеса

Сегодня инновации — это настоящий двигатель прогресса. От того, насколько активно применяются новые технологии, напрямую зависят производительность отдельного человека и компаний, развитие страны и ее экономики. Это также способ конкуренции на рынке и, соответственно, возможность для роста даже в условиях кризиса. Мы пообщались с представителем международной компании, которая занимается разработками и производством систем безопасности, автоматизации и решения различных бизнес-задач с помощью интеллектуальных технологий, и узнали, как развиваются запросы на новые решения на российском рынке, какие решения сегодня особенно востребованы для обеспечения защиты людей, их здоровья и имущества. Интервью с Алексеем Астаевым, директором по развитию бизнеса в ЦФО, Hikvision Russia.

Сейчас в Центральном регионе мы ведем более 1200 проектов. Это и небольшие пилотные внедрения новых технологий, и крупные проекты по развитию комплексных систем для различных вертикалей. При распределении проектов внутри нашей команды мы опираемся прежде всего на компетенции конкретного менеджера. Мы уже довольно давно работаем вместе, поэтому я знаю сильные стороны каждого сотрудника и в каком направлении лучше всего применить его знания и опыт. Один менеджер лучше всего разбирается в проектах для банковской отрасли, другой — в запросах от ритейла, третий понимает все тонкости в проектах для транспортных объектов и так далее. Также есть условное географическое разделение, так как ЦФО — достаточно крупный регион с большим количеством областей и нужно постоянно быть в курсе всех событий, которые происходят в том или ином уголке региона, какие изменения в законодательной базе, какие проекты планируются, стройки, мероприятия. Все это позволяет нам быстро ориентироваться в ситуации и формировать актуальные предложения по новым решениям и технологиям для клиента.

Читать еще:  Ваз 21099 сколько литров заливается масла в двигатель

ЦФО — один из самых требовательных регионов с точки зрения новых технологий. Здесь находятся основные игроки рынка, крупные заказчики и центральные офисы многих компаний и предприятий, которые работают на территории всей Российской Федерации. Один из наиболее частых запросов, с которым к нам обращаются такие компании,— это объединение разрозненных систем в единую комплексную ИТ-инфраструктуру, создание единой платформы для обеспечения безопасности каждого объекта в рамках одной структуры. Как правило, на первом этапе создания технического задания очень небольшое число клиентов четко понимает, как именно должна работать будущая система. Поэтому, чтобы на 100% попасть в запрос клиента, мы часто проводим пилотные проекты, по результатам которых кастомизируем решение, добавляем нужные функции и элементы.

Интеллектуальная система безопасности уже не роскошь, а необходимость. На рынке безопасности я работаю двадцать лет, пять из которых — в Hikvision. И каждый год я наблюдал за тем, как происходит трансформация систем безопасности на аппаратном и программном уровнях. Еще недавно такая простая функция в камерах видеонаблюдения, как детекция движения, казалась пределом «интеллектуальных» способностей оборудования. А сегодня технологии уже позволяют распознать человека, узнать цвет его одежды, пол, возраст и даже эмоции. Заказчики стремятся максимально автоматизировать работу систем безопасности с помощью машинного зрения как в небольших решениях для дома, так и в решениях для сложных объектов с целью обеспечения мониторинга за рабочими процессами. Пандемия 2020 года выявила еще одну потребность рынка — измерение температуры и детекцию наличия/отсутствия защитной маски на лице, а также интеграцию такого санитарного решения в системы контроля доступа, чтобы автоматизировать процесс проверки потока при входе.

Отдельно стоит сказать о развитии систем безопасности не только для защиты людей и объектов, но и для решения различных бизнес-задач. Например, подсчет посетителей, выявление их предпочтений, работа с VIP-клиентами, создание возможностей для монетизации сервисов на базе камер видеонаблюдения, систем контроля доступа или домофонии.

Российский рынок тепловизионных решений для измерения температуры тела человека в 2020 году развивался с нуля. До этого момента тепловизоры воспринимались исключительно как узкоспециализированные системы для охраны периметра и территорий, обеспечения пожарной безопасности или контроля за соблюдением температурного режима на производстве. Мы просто не сталкивались с какими-либо другими запросами на это оборудование, хотя в той же Азии из-за частых всплесков инфекций разработка термографических решений уже велась. И к моменту объявления мировой пандемии нужные технологии уже были выпущены на рынок, чтобы закрыть растущий спрос.

Самое большое количество заказчиков на тепловизоры для измерения температуры — это промышленные предприятия и банки, на второе место можно поставить офисы и бизнес-центры, на третье — крупные торговые центры и магазины. В сфере услуг и общественного питания такие запросы есть, но крайне мало, большинство либо предпочитают обходиться ручными пирометрами, либо ограничиваются тем, что просят клиентов носить защитные маски. Меньше всего запросов в вузах и школах.

Для тех клиентов, кто планирует установить тепловизионные решения на своих объектах, мы всегда готовы провести демонстрацию и показать логику работы тепловизоров в нашем офисе. Сегодня есть уже самые разные варианты данного решения: на базе рамки металлодетектора, стационарные двухспектральные камеры, терминалы контроля доступа с тепловизионным модулем, а также ручные термографы, измеряющие температуру на безопасном расстоянии от одного метра.

Чтобы оценить ценность тепловизионного решения для объекта, нужно сначала определить, сколько стоят здоровье и жизнь человека. В офисе или на производстве это решение позволит своевременно выявить человека с симптомами и защитить весь коллектив. В торговых центрах, магазинах и в сфере услуг это не только система для обеспечения санитарной защиты, но и способ показать свою заботу о посетителях. За счет высокого спроса стоимость оборудования удалось существенно снизить — сегодня оно продается чуть дороже себестоимости.

Ритейл заинтересован в том, чтобы лучше узнавать своих клиентов. Для бизнеса это возможность создавать кастомизированные решения, учитывать пожелания покупателей, предлагать именно те продукты и услуги, которые нужны клиентам. Сделать это можно с помощью видеоаналитики. Анализ количества посетителей и их перемещений по продуктовым зонам, распознавание пола, возраста, эмоций покупателей — все это полезные данные для маркетологов, которые формируют предложение. Еще одна полезная функция — анализ количества товара на полках, чтобы в том случае, когда продукции становится меньше, администратор торговой точки вовремя получил информацию об этом и смог пополнить выкладку нужными позициями.

Интересное направление — распознавание VIP-клиентов. Эта функция сегодня актуальна практически для всех сегментов бизнеса, где происходит непосредственный контакт с покупателями: магазин, заправка или ресторан. Камера при входе «узнает» постоянного клиента, и система извещает о его приходе ответственного администратора, чтобы VIP-покупатель с порога мог получить необходимый сервис. Один из проектов с таким решением мы реализовали для крупной сети по продаже элитной парфюмерии. Система в магазинах этой сети не только распознает VIP-клиента, но также автоматически подтягивает информацию о его последних покупках и предпочтениях, дате последнего визита — с помощью этой информации продавец может предложить клиенту релевантные продукты, сформировать для него специальные условия покупки, скидки и так далее. Такой подход работает не только в сегментах дорогих продуктов и услуг, но абсолютно везде, ведь никому не нравится, когда со всех сторон атакуют нерелевантной рекламой ненужных товаров. Поэтому использование бизнес-аналитики — отличный способ поддержать лояльность клиента и дать ему повод вновь обратиться к вам за покупкой или услугой.

В ЦФО востребованы комплексные интеллектуальные решения для паркинга и КПП. Это относительно новое направление, но здесь уже сформировались четкие запросы со стороны заказчиков в лице городских администраций и владельцев платных парковок. Сейчас мы работаем над одним крупным проектом для многоуровневой парковки. Ключевые пожелания заказчика к интеллектуальной системе заключаются в том, чтобы она помогала быстро находить свободные парковочные места, находить свой автомобиль на стоянке, распознавала факты неправильной парковки и обеспечивала быструю оплату. Мы установили специальные камеры на каждом этаже здания, которые не только анализировали ситуацию, количество свободных и занятых мест, но также распознавали автомобильные номера, чтобы потом синхронизировать эту информацию с платежной системой. Аналитика — это также хороший способ контроля за правильной парковкой: любителям ставить автомобиль сразу на двух парковочных местах будет приходить счет за обе стоянки. Вообще, парковочные системы — это очень гибкие решения, которые можно кастомизировать практически под любой запрос заказчика, включая ту самую бизнес-аналитику, о которой мы говорили чуть ранее. Например, на основе марки, типа и цвета автомобиля.

Транспортная отрасль постепенно уходит от классических решений безопасности в сторону интеллектуальных решений. Сейчас наши основные заказчики в этой сфере — городские объекты транспорта и инфраструктуры, компании по междугородним перевозкам. Это анализ пассажиропотока, внедрение решений по распознаванию лиц, находящихся в розыске, анализ движения транспортного средства, поведения и состояния водителя. Но не менее важны и аппаратные характеристики оборудования. Поскольку оборудование устанавливается на подвижном составе, важно учитывать такой пункт, как виброустойчивость. Перед тем как выпустить любой продукт для транспортной отрасли, мы тщательно тестируем его устойчивость к вибрациям, внешним воздействиям. Мы также проходим сертификацию по постановлению правительства №969, в котором описываются требования к техническим характеристикам систем безопасности для обеспечения транспортной безопасности. В нашем портфеле уже более 500 различных моделей оборудования для видеомониторинга, контроля доступа, досмотра и так далее, которое уже прошло сертификацию по этому постановлению. Буквально недавно сертификат получили наши новые транспортные терминалы для измерения температуры и проверки наличия маски — такой терминал можно устанавливать в автобусах, в метро, в пригородных поездах и поездах дальнего следования. При необходимости терминал можно также использовать для автоматической проверки проездных билетов.

Не стоит бояться конкурентов: если они есть, значит, мы движемся в правильном правлении. ЦФО — очень активный регион с высоким уровнем конкуренции. Но мы не видим в этом проблемы. Конкуренция заставляет нас двигаться вперед, разрабатывать новые решения, применять новые методы в работе с клиентами. Наша компания уже несколько лет подряд занимает первое место в мире среди разработчиков и производителей систем безопасности, поэтому, если похожие решения появляются у наших конкурентов, это еще одно подтверждение того, что мы все сделали правильно и выпустили именно тот продукт, который действительно востребован на рынке.

Главное в нашей работе — развивать собственные компетенции, повышать уровень знаний наших партнеров и заказчиков. Мы работаем в очень сложной технологической сфере, где важно знать не только собственный продукт, но то, каким образом он может быть полезен заказчику. Поэтому наши сотрудники постоянно проходят обучение, у нас предусмотрены сертификационные программы для партнеров и технических специалистов со стороны клиентов, чтобы обучить их работе с новыми технологиями. Это жизненно необходимо, чтобы донести до клиента ценность решения, иногда даже предугадать его запросы с учетом того, что технологии никогда не стоят на месте и ситуация может кардинально измениться за очень короткое время. Все как у Льюиса Кэрролла: нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы оказаться в другом месте, бежать нужно еще быстрее.

Мое жизненное кредо — быть гибким в принятии решений. Если что-то не получается, отступи на шаг назад, посмотри на ситуацию более широко и более критично, зайди сбоку и возьми разгон. Также я придерживаюсь общего кредо всей компании — никогда не оставлять клиента наедине с его проблемой. Наши менеджеры, технические специалисты и разработчики всегда готовы делиться своими знаниями, подключаться к решению той или иной проблемы, направлять и подсказывать. Даже если сотрудник не знает, как ответить на вопрос, он обязательно подключит к этому процессу необходимые ресурсы внутри команды. Так мы работаем не только в ЦФО, но абсолютно в любом регионе России и в целом по всему миру.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector